Царские офицеры на службе у большевиков



Автор: С.В. Волков
Дата: 2016-05-11 22:30
Раз уж спросили о соотношении, то счел нужным поделиться сведениями (которые самому пришлось скорректировать, потратив несколько лет на поименный учет): 80 тысяч после мобилизации (с призывом запаса), +92 тысячи из военных училищ, +140 тысяч из школ прапорщиков, +25 тысяч из вольноопределяющихся и нижних чинов, +2 тысячи из отставки и преимущественно из гражданских чинов, + 8 тысяч флот минус около 27 тысяч человек летальными потери = как минимум 320 тысяч остававшихся в живых к концу 1917 года (не считая довоенных отставников).



Из коих 48.500 тысяч в 1918-20 мобилизовано большевиками плюс какое-то число сверх того (реально документированное число добровольцев до лета 1918 – 765 человек; даже если плюсовать кочевавшие из книги в книгу мифические и ничем не подтвержденные несколько тысяч – понятно сколько это от всех 320 тысяч), не менее 170 тысяч прошедших через разные белые формирования и их учреждения, до 20 тысяч истребленных до того, как успели где-то «поучаствовать», 35-40 тысяч в армиях и на территории лимитрофных государств (в основном Польши), около 5 тысяч не вернувшихся после 1917 года из-за границы и уехавших туда же до весны-лета 1918, остальные – освобожденные или избегнувшие призыва и как-то перебивавшиеся на советской территории. В итоге за 1918-20 погибло 85-90 тысяч, около 100 тысяч оказалось за границей и 135-140 тысяч осталось в Совдепии (из которых с конца 1920 до 1940 года более половины расстреляно и погибло в лагерях).Действительно смешно, когда люди, считают число порядка 800 имевших дело с большевиками генералов и около 2 тысяч полковников и подполковников (значительная часть которых бежала к белым или была расстреляна «за вредительство» самими большевиками), «очень большим», не зная, что генералов-то к 1917 году было более 3,5 тысяч, а полковников-подполковников – более 15 тысяч.

Ну, абсолютное большинство из доставшихся большевикам офицеров было выгнано из армии сразу по окончании войны и в ходе реформы 1925 года. А вот с середины 20-х они (большевики) стали чрезвычайно озабочены минимизацией в своем комсоставе процента «бывших» (а также «социально неблизких») и стали эти данные тщательно отслеживать. Вот на 1926 год обнаружили они у себя 192 бывших генерала (из них, правда лишь половина была на должностях соответствующего уровня, а часть даже на должностях младших офицеров) и 867 бывших полковников-подполковников, а всего 11 709 бывших офицеров и военных чиновников, т.е. 23,9 % всего командного состава, а на 1927 год – 154 бывших генерала, 692 бывших полковника-подполковника, всего 8952 бывших офицера и военных чиновника и 21,3% всего командного состава соответственно. Но в это время «бывшие» еще составляли более 76% высшего и 58-59% старшего командного составов. Это, понятное дело, было сочтено крайне неудовлетворительным, и в конце 20-х (параллельно с кампанией по гноблению гражданских «бывших») большевикки (в т.ч. делом «Весны» и сопутствующими) размахнулись так, что одержали триумфальную победу, в результате которой в высшем и «высшем старшем» начсоставе РККА - от уровня командиров полков и выше - на 2360 человек осталось бывших офицеров (в абсолютном большинстве не кадровых, а производства ПМВ) только 494 (20,9%), а 60% командного состава не имели общего среднего образования (о подводящем итог кампании выпущенном к лету 1931 года, секретном тогда справочнике я подробно писал в ЖЖ лет пять назад). Дальше лишь подчищали остатки: к 1937 году во всей РККА бывших офицеров (при том, что до 90% этих людей не было к концу 30-х и пятидесяти лет) оставалось всего 3952 (2,4% начсостава), к 1938 – 2383 (1,4%), к началу 1939 – 2168 человек (1%).

Доктор исторических наук С.В. Волков