«За царя и Отечество»... Татары – герои Первой мировой войны



Автор: Ильдар Мухамеджанов
Дата: 2016-07-10 22:52
Наш небольшой рассказ посвящён рядовым этой войны – российским мусульманам-татарам, сражавшимся «за царя и Отечество», соблюдавшим присягу, данную на Коране. Следует отметить, что, как и всё мусульманское население Российской империи, солдаты-мусульмане составляли лишь небольшой процент от общего числа военнослужащих. Кроме этого, до войны подавляющая часть мусульман – российских подданных – не призывалась в армию, а лишь уплачивала специальный налог взамен отбывания воинской повинности. Исключение составляли лишь татары, которых в армию стали брать ещё при Петре I.
 
Татары также служили в Оренбургском и Уральском казачьих войсках. С началом войны из мусульман были также сформированы Кавказская туземная кавалерийская дивизия (так называемая «Дикая дивизия») и Туркменский конный дивизион. Но подавляющее большинство военнослужащих-мусульман, служивших в «обычных» кадровых частях Российской императорской армии, составляли татары. Татары были представлены даже в такой элитной части, как Рота дворцовых гренадер. В ней служили гренадер Абдусалих Абдулхаликов и унтер-офицер Фуад Бахтияров – оба Георгиевские кавалеры. Следует отметить, что это подразделение, которое насчитывало 136 человек, несло охрану резиденции императора – Зимнего дворца, и если гвардия была элитой армии, то Рота дворцовых гренадер была элитой гвардии. Сюда, зачастую по личному указанию императора, отбирали лучших солдат гвардейских частей. …Хотя стать лучшим солдату-татарину было намного труднее, чем остальным: «…Молодой солдат Мухамеджинов, татарин, едва понимавший и говоривший по-русски, окончательно был сбит с толку подвохами своего начальства – и настоящего, и воображаемого. Он вдруг рассвирепел, взял ружьё на руку и на все убеждения и приказания отвечал одним решительным словом: “З-заколу!” – “Да постой... да дурак ты... – уговаривал его унтер-офицер Бобылёв. – Ведь я кто? Я же твой караульный начальник, стало быть...”. – “Заколу!” – кричал татарин испуганно и злобно и с глазами, налившимися кровью, нервно совал штыком во всякого, кто к нему приближался. Вокруг него собралась кучка солдат, обрадовавшихся смешному приключению и минутному роздыху в надоевшем ученье…» (А. Куприн, «Поединок»). В годы Первой мировой войны в русскую армию было призвано от 1 до 1,5 миллионов мусульман, что составляло 10 % от всей численности русской армии.
 
Военная летопись полна примеров доблести и геройства солдат-мусульман. Вот, например: «Гильманов Дильмухамет – рядовой, 121-й пехотный Пензенский полк, команда разведчиков – Георгиевский крест 4 степени № 190464. “С 16 на 17 февраля 1915 года при ночной разведке в селе Лужно, при первой и второй атаке противника, превосходящего численностью, личным мужеством и храбростью содействовал успеху контратаки”». Или: «Зайпулин Шайкомал – рядовой, 70-й пехотный Ряжский полк – Георгиевская медаль 4 степени № 566297. “За отличия, оказанные при молодецкой атаке 10 сентября 1915 года укреплённой позиции у деревень Чижевичи и Малмычи”». «Кунабаев Гайфула – ефрейтор, 121-пехотный Пензенский полк, команда разведчиков – Георгиевский крест 4 степени № 190476. “1 марта 1915 года, производя разведку в селе Лужно, пробрались к неприятельской сторожевой заставе, примером личной храбрости увлекли товарищей, перекололи 8 австрийцев и выяснили расположение противника”». А вот младший унтер-офицер 2-й Сибирской стрелковой бригады Шагиахметов Мухамет Мухаметович 29 марта 1916 года был удостоен сразу двух Георгиевских крестов – 3 и 2 степеней «от имени Его Императорского Величества, Его Императорским Высочеством Великим Князем Георгием Михайловичем “За мужество и храбрость, проявленные в боях с 1 по 5 июля 1915 года и с 5 по 15 марта с. г.”». К сожалению, в приказе не отмечено, что конкретно сделал Мухамет Шагиахметов, но следует учитывать, что 2 и 3 степени «Знака отличия Военного ордена» (так официально назвался этот орден, который в народе назвали Георгиевским крестом или просто «Георгием») присваивались за исключительные военные подвиги, совершённые на поле боя. Интересна судьба полного Георгиевского кавалера унтер-офицера Ибрагима Ждановича. Он происходил из польско-литовских татар. Родился в семье имама. На службу в армию был призван в 1911 году. За время войны был награждён всеми четырьмя степенями Георгиевского креста и четырьмя Георгиевскими медалями, то есть, как тогда говорили в армии, «имел полный Георгиевский бант». После революции он не захотел принимать участия в братоубийственной Гражданской войне и эмигрировал в Аргентину. Вернулся на Родину в 1938 году, где и умер в 1943 году. Но татары-мусульмане воевали не только в пехоте. Об этом свидетельствует, например, наградной лист Ибрагимова Мартуза Ибрагимовича – кочегара унтер-офицера 1 статьи с крейсера «Громобой». Он был награждён Георгиевской медалью 3 степени «За выдающееся мужество и хладнокровие во время боя с неприятелем» и Георгиевским крестом 4 степени № 559238 «За то, что во время атаки неприятельской подводной лодки заметил и быстро исправил серь`зное повреждение котла, чем дал возможность крейсеру иметь самый полный ход и благополучно уклониться от неё» . Ещё один татарский «морской волк» Минваев Муфтахутдин Муфтахудинович – старший комендор линейного корабля «Слава» – был награждён Георгиевской медалью 3 степени № 105413 «За мужество, храбрость и самоотвержение, проявленные при обстреле неприятельских позиций». Следует отметить, что награждали солдат-мусульман гораздо реже, чем их сослуживцев-христиан. Чтобы не быть голословным, можно сослаться на журнал «Военная быль» (№ 41, март 1960 года), который издавался русскими офицерами-эмигрантами в Париже. Так, в очерке «Из боевой жизни 40-го Колыванского полка» в отношении награждения солдат-мусульман говорится следующее: «Но обычно, как бы храбро ни воевал солдат, Георгиевский крест получал редко. "На что татарину крест? – сказал когда-то своему командиру капитану К. его ротный писарь, – он же не христианин, а мусульманин, и носить его не будет". Так, по-видимому, думал не только ротный писарь капитана К., потому что случаи награждения солдат-мусульман были очень редки». Но этот писарь был не прав. Татары-мусульмане носили свои боевые награды как знак отличия, которым их наградили за заслуги перед Отечеством. Свидетельством тому – старые фотографии заслуженных воинов. Недаром поэт сказал: «Вглядись, и ты увидишь в них историю России...».