История советской крестьянской семьи



Автор: BR doc
Дата: 2016-01-06 22:21
"Я позволю себе проиллюстрировать историю СССР историей собственной семьи. У меня было 4 прадеда как у всех. Мой прадед со стороны отца Яков Лямин – это с его стороны у меня кудрявые волосы. Его жена была Баранова. Крестьянин из подмосковного села Алексенки близ Бородина, к началу революции преуспевающий кулак, собственный извоз в Москве и из Америки он выписал конную сеялку и веялку. Вот, в 80-х годах мы когда с отцом приехали в это село, мы увидели абсолютно мертвое село и трех старух. И старухи показали нам Якову сеялку, на которой колхоз работал до 1960 года. И, вот, каждый раз, когда мне цитируют фальшивую фразу Черчилля о том, что Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой… Это фальшивая фраза, Черчилль ее не говорил. Я вспоминаю мертвое, когда-то процветавшее при моем прадеде село и старуху с Яковой сеялкой. Сталин принял Россию с конной сеялкой моего прадеда и оставил ее с конной сеялкой моего прадеда. Мой второй прадед со стороны отца Митрофан Латынин был процветающий крестьянин в Белгородской области. Когда началась коллективизация, у него стряслась удивительная вещь – у него повадились ночью из огорода воровать вику. Прадед зарядил ружье, сел в огород, подстрелил обидчика, а на следующий день местный выпивоха, который руководил коллективизацией, не мог сесть, потому что он был ночным вором. Прадеда раскулачили, избу отвезли в город, сделали из нее больницу. Прадед в голод поехал добывать хлеб и пропал. Мой третий прадед со стороны матери Василий Бочаров был крестьянин, который устроился на фабрику в Александрове. Он дорос до старшего инженера фабрики, ну, управляющего фабрики. Обедал за одним столом с ее владельцем. Сыновей своих отдал в гимназию. Старший сын к 1917 году закончил университет, пошел в Белую гвардию и там погиб. Дедушка мой Николай Васильевич уцелел потому, что он в детстве свалился с ветки в ручей на камни, повредил позвоночник и хозяин фабрики выписал ему из Москвы врача. К началу революции семья обеднела, Николай оставил гимназию. Всю жизнь он проработал финансистом в Министерстве культуры. А мама – тогда она была еще пламенная пионерка – она как-то спросила его, кем бы он стал, если б не революция. Но дедушка ответил «Наверное, директором банка». Четвертый мой прадед по фамилии Климович происходил из русских католиков Латгалии. Тоже уехал на завод, путиловский, стал там коммунистом из крестьян. Активный участник революции, 25-тысячник. Вернулся в село, чтобы налаживать там моторно-тракторные станции, умер в начале 30-х годов, что спасло его от расстрела в 1938-м. А, вот, прабабка моя – ее звали Ядвига – она вернулась в Латгалию и, собственно, там пережила немецкую оккупацию. А поскольку она жила очень долго, то я запомнила до сих пор навсегда еще маленькой девочкой ее рассказ. Она говорила, как это ни было дико для меня слышать, что немецкие войска были лучше, чем красные партизаны, потому что немецкие войска забирали молоко и яйца, то есть продукты, а красные партизаны убивали лошадь, убивали корову и забирали курицу. И, вот, этот рассказ вдовы красного коммуниста меня совершенно потряс, потому что он перевернул мое представление о том, что значила известная фашистская фраза «Млеко, яйки».

На фото: "сыны полка" частей Русской Освободительной Армии в Праге, Чехия, 1945 год  

Вот, все 4 моих прадеда взлетели наверх в стремительном социальном лифте 20-х годов, а потом лифт рухнул в пропасть. Второй катастрофой помимо геноцида в истории России была индустриализация. Не надо нам рассказывать, что Россия была отсталой страной, в которой Сталин создал промышленность. Что сделал Сталин? Он уничтожил нормально развивающуюся российскую промышленность и заменил ее военной. Это была промышленность, которая производила либо танки, либо сталь для танков, либо электроэнергию, которая нужна, чтобы произвести сталь, которая нужна, чтобы произвести танки. С 1927 года большевики больше не надеялись на мировую революцию и планировали мировую войну. Оружие для этой войны производила гигантская фабрика по производству оружия, в которую был превращен СССР. Коллективизация служила двум целям – способ ограбить крестьянина и получить от него зерно, за которое потом в Америке покупались заводы и технологии. Она же была способом превратить крестьянина в раба, идеального солдата механизма сталинской армии, механизма бесконечной траты людей". 

Юлия Латынина, российский журналист