Рейд Георгиевской сотни Гамалия и спасение англичан в Месопотамии



Автор: РВИО
Дата: 2015-10-25 10:20
В годы Первой мировой войны русские войска неоднократно содействовали английским войскам, которые в Месопотамии (современный Ирак) с трудом отбивались от наседавших на них турок. Достаточно вспомнить о героическом рейде сотни Уманского казачьего полка под командованием сотника В.Д. Гамалия, которая вышла на границы современного Ирака. За совершенный подвиг вся сотня была награждена георгиевскими крестами – единственный случай подобного коллективного награждения в годы Первой мировой войны. В ноябре 1915 года англичане высадили десант в Месопотамии, стремясь обеспечить контроль над нефтяными месторождениями. Наступление развивалось медленно, а когда турки сформировали отдельную армейскую группу в этом районе уже сами англичане попали в тяжелое положение. В это время русская армия вела активные бои на Кавказском фронта, тесня турецкие войска: в феврале пала крупнейшая турецкая крепость Эрзерум, а в апреле – порт Трапезунд. Эти победы облегчили положение наших союзников. Параллельно на территории Ирана действовал корпус генерала Н.Н. Баратова. 


Он был сформирован еще осенью 1915 г. с целью пресечь враждебные действия турецких агентов на территории сопредельного нейтрального государства. Эта задача была выполнена с успехом. В это же самое время англичане оказались в тяжелом положении в Месопотамии и запросили содействия. В ответ Баратов двинул свои войска по территории Ирана в сторону Багдада. 20 марта русские казаки заняли Исфахан – центр турецкой пропаганды в регионе. В это же время начал обсуждаться вопрос и о совместных действиях русских и английских войск. Россия выступала за объединение усилий и просила англичан двинуть свои войска навстречу в сторону Керманшаха. В свою очередь англичане, чье положение после успехов русского оружия под Эрзерумом и в Иране значительно улучшилось, оставляли эти предложения без ответа: слишком уж важно было сохранение контроля над регионом персидского залива, чтобы пускать туда Россию. В этих условиях и был организован знаменательный рейд сотни В.Д. Гамалия. 25 апреля (по ст.ст.) 1916 года генерал Баратов поставил перед ним задачу: установить связь с нашими союзниками, выявив их силы и планы, а также получив сведения о турецких войсках, ведущих сражения против англичан. Путь пролегал через территорию, населенную враждебными племенами, по крутым горам и жарким пустыням. Провожая сотню, по воспоминаниям Василия Даниловича, Н.Н. Баратов сказал: «Василий! Ты пройдешь и выполнишь задачу полностью». В последствии Гамалий так комментировал этот эпизод: «Ты понимаешь – что это значит?! Командир Отдельного Кавалерийского корпуса в Персии, облеченный самим Русским Императором почти неограниченной властью – генерал Баратов называет меня, сотника, только по имени, и на «ты»… говорит мне так, как отец сыну, но не в форме приказа, а иначе, и особенно глубоко, понимая, что посылает всю сотню почти на верную смерть». Впрочем, командир корпуса знал, кому он поручал выполнение столь сложной задачи. Гамалий был прекрасным боевым офицером. Полковник Ф.И. Елисеев следующим образом характеризовал его: «Богатырский рост и телосложение, выдающаяся осанка, властный командный голос, популярность среди казаков, с которыми Гамалий мог кутить «по-запорожски», в нужде поделиться своим последним сухарем чисто по-братски, а в бою мог внушить идти им на верную смерть, сам находясь среди них». Отряд выступил 27 апреля в составе 5 обер-офицеров и 107 казаков. Вечером сотня достигла Таландешта. После ночной грозы на утро двое казаков заболели. Гамалий объявил, что больные могут вернуться в штаб полка: «с уходом же дальше – болеть нельзя, так как не знаю – как отнесутся луры (кочевое воинственное племя в Персии) к нашему появлению; и отправка больных, надо ожидать, будет слишком затруднительной, принимая во внимание, что могут быть и раненые». Из всего отряда лишь трое решили вернуться. Дальнейший путь пролегал через горный перевал. В качестве проводника был взят местный житель лур, который вел русских казаков самыми трудными тропами. Казаки шли под палящим солнцем, запас воды исчерпался. Однако лур продолжал водить отряд кругами и лишь под угрозой расстрела вывел его к водному источнику. Затем отряд вышел в иранскую провинцию Зорбатию, наводненную турецкими шпионами и отрядами. Из-за угрозы столкновения с превосходящими силами противника пришлось выбрать обходной путь через пустыню. Как писал полковник Ф.И. Елисеев: «Пекло невероятно. В 15 часов (3 часа дня) люди начали заболевать; лошади тоже; проводники перепугались, узнав, что сбились, предугадывая свою участь. Мираж обманывал казаков; начались валиться люди; сразу заболело 12 человек; через 20-30 минут – еще 4 человека; пало 5 лошадей, а воды все не было. Жара была невыносимая. Совершенно случайно попали на кочевку арабов. Радость была неописуемая». Здесь простояли три часа и пошли на Али-Гарбы, куда прибыли вечером (6 мая) и встретили англичан. Для англичан появление русских казаков стало полной неожиданностью: наши союзники расположились на ночлег в полной беспечности, даже не выставив охранения. Если бы поблизости в это время был турецкий отряд, подобная неосторожность могла обернуться трагедией. Как вспоминал потом сам Гамалий: «Сотня казаков прошла по горам, по тропам, по пустыне многосотверстный путь по полунеприятельской территории, с определенным риском быть уничтоженной полностью; свой путь она совершила в 15 дней; последний переход с привалами продолжался почти полутора суток; переход же по пустыне, в тропическую жару, с миражами, под солнечными ударами тянулся на 60 верст. И вот, несмотря на это – сотня казаков «подошла к самому лагерю англичан совершенно незамеченная». В расположении союзников Гамалий пробыл чуть меньше месяца. 12 мая он ездил в Басру, в главную квартиру английской армии в Месопотамии, где получил все интересующие его сведения. Успех рейда показал, что в действительности возможно ведение совместных действий России и Великобритании в Месопотамии и Иране против турок, однако наши союзники так и не изменили своего отношения. Обратный путь был не менее тяжелый. Сотня Гамалия выступила 22 мая. Через шесть дней казаки прибыли в иранский г. Дебала, где встретили весьма недружелюбный прием местного хана. Оказалось, что местный вали (губернатор иранской провинции) отдал приказ «делать с казаками что угодно». Слуги хана отравили несколько лошадей, что заставило Гамалия быстрее двигаться на север, обходным путем. Угроза столкновения с местными племенами были серьезной. Так, 30 мая луры разбили на Чахардаолском перевале казачий отряд, высланный навстречу Гамалию. Последнему пришлось идти прямо через горы, взяв при этом в заложники нескольких местных ханов. 1 июня казаки вышли к своим. 10 июня 1918 г., после выхода России из Первой мировой войны, в прощальном приказе по корпусу генерал Баратов следующим образом оценил значение этого рейда: «С великой радостью и гордостью я считаю своим долгом отметить в заключительном приказе, героический подвиг нашего славного Уманца Сотника Гамалия, с его доблестной сотней, ставшей затем Георгиевской сотней 1-го Уманского полка, после поголовного ее награждения, бывшим Главнокомандующим Великим Князем Николаем Николаевичем, Георгиевскими крестами. Гамалию, с его доблестными офицерами и казаками, принадлежит честь установления живой связи между нашим корпусом и войсками соседней Великобританской Месопотамской Армии. Эта сотня пошла на опасное предприятие, в котором она могла погибнуть вся, до последнего человека, как я об этом ее лично предупредил в селении Майдешт – с удивительной по единодушию и отваге решимостью».