Десять лет исправительных работ школьнице за фразу о Сталине



Автор: allin777
Дата: 2014-03-27 01:14
Из заключения исполняющего обязанности прокурора отдела по специальным делам Прокуратуры СССР от 28 мая 1953 г. по делу осужденной Огоринской Л.М.

28.05.1953

Львовским областным судом 31 марта 1953 г. осуждена Огоринская Лариса Михайловна, рожд[ения] 1935 г., б[ес]п[партийная], еврейка, ученица 7-го класса, по ст. 58–10 ч.1 УК У[краинской] ССР к 10 годам исправительно-трудовых работ. Огоринская привлечена к уголовной ответственности, за то, что будучи ученицей 7-го класса 50-й средней школы г. Львова 6 марта 1953 года, во время проведения траурного митинга среди учащихся указанной школы высказывала свои враждебные взгляды по поводу кончины одного из руководителей коммунистической партии и советского правительства. Верховный суд Украинской ССР по кассационной жалобе осужденной рассмотрев дело и своим определением от 22 апреля 1953 г. приговор Львовского областного суда от 31 марта 1953 г. оставил в силе. [...]Огоринская действительно в период проведения траурного митинга 6 марта 1953 г. по случаю кончины одного из руководителей коммунистической партии и советского правительства высказала враждебные взгляды, выразившиеся в следующем: Выступая на траурном митинге, ученик 50-й средней школы Кияшко говорил: «Товарищ Сталин дал нам счастливое детство, хотя мы и живем в дет[ском] доме, нас одевают, учат». И далее заявил, что «смерть товарища Сталина является большой утратой для cоветского народа. Товарищ Сталин умер в 9 ч[асов] 50 мин[ут]». В это время Огоринская, стоявшая среди учеников в зале, заявила: «Туда ему и дорога»[...] Показания Гукова Владимира: «[...] Ученица Огоринская заявила с улыбающимся видом: „Туда ему и дорога”. Сказанные ею слова слышал я, Максименко, Исаев, Гладких, ее поступком мы были возмущены, и, когда она выходила с митинга, за ее слова Гладких ударил, а когда она пришла в свой класс, то я также ударил [...]» При допросе 13 марта 1953 г. Огоринская заявила: «Антисоветское влияние на меня оказывали разговоры моих родителей: отчима и матери, которые по своему характеру были антисоветскими. Мой отец – неродной, Огоренко Михаил иногда приходя домой в моем присутствии говорил моей матери, что везде все высокие посты занимают украинцы и русские, а евреев с руководящих постов снимают. В этом отец обвинял правительство» [...] Огоринская от своих показаний признательных на суде отказалась и заявила, что «она их давала потому, что все говорили на нее» [...] На основании изложенного считаю: Дело расследовано с достаточной полнотой, так как собранными материалами антисоветские высказывания Огоринской полностью доказаны. В части же оценки общественной опасности совершенного преступления Огоринской передать на рассмотрение руководства.

ГАРФ. Ф. Р-8131. Оп. 31. Д. 37877. Л. 15–21. Подлинник. Рукопись.