Казаки и Вермахт



Автор: В.Н.Беловолов
Дата: 2014-01-05 21:00
 Новочеркасска в феврале 1943 г. «Это невозможно, – говорил полковник Левених, – будучи почти в окружении, идти в кавалерийскую атаку против вооружённой современным оружием пехоты, сбить её клинками и пиками – это непостижимо! Пиками!»  
...
После тяжёлого поражения под Сталинградом и сдачи остатков армии Паулюса в плен немцы начали стремительно отступать. Но при этом они не могли оставить на произвол судьбы своих союзников – казаков. Поэтому генерал Э. фон Клейст 02.01.1943 года подписал приказ об образовании Кавказского штаба эвакуации беженцев, во главе которого назначили генерала Мержинского (коменданта г. Пятигорск). Согласно приказу все местные полевые комендатуры были обязаны оказывать всякого рода помощь казачьим и горским беженцам. «Десятки тысяч беженцев шли походом, образуя по дорогам одну колонну. Отход пролегал по следующим маршрутам:

Пятигорск – ст. Невинномысская – Армавир.
Георгиевск – Моздок – Кизляр – ст. Бургустанская – Армавир.
Кисловодск – ст. Баталпашинская – Кропоткин».

Наступление РККА рассекло оборону немцев надвое и уничтожило дорогу к отступлению из южной части Кубани. На косе Чушка (Таманский п-ов) скопилось около 120 000 казаков-беженцев. Однако немцы не бросили их в беде и переправили в Крым. «Эта операция продолжалась более трёх недель. Высаживаясь у Керчи, беженцы продвигались на север Крыма». Чтобы избежать окружения, они сразу же направились на Херсон. Эвакуация на севере Кубани шла по иному пути. В станицу Уманскую 20.01.1943 г. прибыл из Краснодара начальник полевой комендатуры № 810 полковник фон Кольнер. Кстати говоря, фон Кольнер наряду с капитаном Гансом Шмотом – комиссаром ГФП, а также старшими офицерами разведки Резерт Жоржем и Гильдебрандтом согласно акту от 11.05.1944 г. являются ответственными за ликвидацию евреев и коммунистов в Ленинградском и соседних с ним районах Кубани.

 

Все районы 1 Уманского Показательного отдела получили уведомление о немедленной командировке станичных атаманов местной казачьей полиции и районных агрономов на отдельное совещание 21 января в станице Уманской. Полковник фон Кольнер объявил об отступлении, вручил булаву вахмистру Трофиму Сидоровичу Горбу – выборному атаману 1 Уманского Показательного отдела, а также назначил войскового старшину И. И. Саломаху походным атаманом Кубанского казачьего войска. Прибывший в станицу Каневскую командующий группой армий «Зюд-А» Эвальд фон Клейст написал лично письма Т. С. Горбу и И. И. Саломахе, предлагая ускорить эвакуацию казаков. «21 января 1943 года многочисленные кубанские казаки из станиц Екатериновской, Тихорецкой, Камышеватской, Новопокровской, Павловской, Крыловской, Новоминской, Староминской, Уманской и т. д. шли укороченным маршем к Азову и селу Кагальник». Беженцы дошли до села Новоспаское, где 12.02.1943 г., по данным А. К. Ленивова, началось формирование 1 Кубанского казачьего полка. К 20.02.1943 г. полк уже имел в своём составе 960 офицеров и казаков. Командиром полка стал И. И. Саломаха, адъютантом – сотник Павлоградский. И. Я. Куценко, однако, даёт другие цифры: «53 офицера, 173 унтер-офицера, 1257 казаков».  Донские казаки-беженцы уходили следующими путями:  

Ст. Боковская – Миллерово.
Ж. д. ст. Мальчевская – Луганск.
Ст. Морозовская – ст. Ермаковская – Сулин – Чистяковка – Макеевка.
Ст. Цимлянская – ст. Раздорская – Новочеркасск.

Казаки уходили с немцами добровольно, поскольку прекрасно осознавали, что пощады со стороны победителей не будет. Помимо организованной выдачи продовольствия и фуража немецкое командование предоставило и свободные грузовые машины в распоряжение беженцев. «Начальник укреп. района Ростов-на-Дону – Новочеркасск генерал Мют собрал совещание при участии походного атамана Донского войска полковника С. В. Павлова, где заявил, что немцы намерены защищать г. Новочеркасск. К тому времени от ж. д. станции Каменоломни до хутора Арпачин на позиции было всего три отряда: Казачий боевой отряд Абвер № 201 (1 000 казаков под командой полковника Т. К. Хоруженко.  Германский отряд Абвер № 202 (620 немецких солдат (моторизованных) под командой гауптмана Вольтера.  Новочеркасский немецкий отряд под командой обер-лейтенанта Штекендорфа (380 солдат).  Сверх того в защите Новочеркасска участвовало 900 донских казаков (относительно вооружённых) под командой походного атамана С. В. Павлова». Румынские части бросили фронт и спешно отступили. Поэтому немцам пришлось обороняться одним вместе с донцами. П. Н. Донсков отмечает, что 4 февраля 1943 г. один из казачьих отрядов остановил танковый рейд Красной Армии. Однако он понёс значительные потери и был вынужден отступить по льду реки Дон. Вместо него линию обороны стали держать части СС.  Оборона г. Новочеркасска также была упорной. Казакам удалось разгромить передовые части 2-й гвардейской армии РККА и захватить 360 пленных, чем они немало удивили видавших виды немецких офицеров. «Это невозможно, – говорил полковник Левених, – будучи почти в окружении, идти в кавалерийскую атаку против вооружённой современным оружием пехоты, сбить её клинками и пиками – это непостижимо! Пиками!» Несмотря на ожесточённое сопротивление Красная Армия взяла г. Новочеркасск 13.02.1943 г., и С. В. Павлов с беженцами ушёл к Матвееву кургану. В пути к нему присоединился атаман ст. Грушевской Греков с казачьей колонной. Уже 14.03.1943 г. последние немецкие и казачьи части оставили Ростов и ушли к Таганрогу. Далее казаки эвакуировались на Украину. К. М. Александров приводит следующие цифры:  
135 850 человек – донские казаки;  
93 957 человек – кубанские казаки;  
23 520 человек – терские казаки;  
11 865 человек – казаки со Ставрополья;  
31 578 человек – народности Северного Кавказа;  
15 780 человек – калмыки.  
Итого 312 550 беженцев.  

В.Н.Беловолов "Казаки и Вермахт"