Помни и не забывай!



Автор: Борис Филистинский
Дата: 2014-01-02 20:53
Большевизм цепляется за жизнь. Идет большая и трудная игра. Советскому игроку уже нет веры. Не котируется «солнце сталинской конституции». Не поднимешь теперь массы на всенародную войну во имя классовой борьбы и коллективизации. И кровавыми руками судорожно реставрируются загаженные портреты Петра I, Суворова, Кутузова, Нахимова, Багратиона и Платова. Спешно фальсифицируются оскверненные и низвергнутые позавчера мощи Александра Невского. «Феодалы и крепостники, купцы и кровопийцы» вчерашнего дня – Дмитрий Донской, Гермоген, Минин и Пожарский – ныне объявляются «героями Советского Союза».  И, наконец, последний и наиболее гнусный акт российской трагикомедии – позорнейший конкордат с православием.  Загнанное в лагери, терроризированное и обезличенное духовенство в лице своих наименее стойких элементов благословляет хвостатое воинство козлоногих.  Недаром еще в двадцатых годах один из высших представителей церкви, умиленно молясь за советы, мироточиво гнусил: - Ваши радости – наши радости; ваше горе – наше горе…  О, мы далеки от огульного осуждения представителей православной церкви по ту сторону фронта. Мы видели тысячи подвижников и мучеников, десятки тысяч страстотерпцев. Да и не всем же быть героями. Но суть дела не меняется.  Спешно перемарываются на знаменах лозунги: «Пролетарии всех стран соединяйтесь» и «Религия – опиум для народа». Ильи Эренбурги, Вульфы Эрлихи, Сосо Джугашвили и Кагановичи грубо и наспех малюют на красных знаменах страдальческий лик Христа и золотой вязью вышивают «Святая Русь»…  На постовых открытках – марка с портретом Кутузова. В церквах и банках, в клубах и синагогах – кружечный сбор в фонд Дмитрия Донского…  Опомнись, Русь!  Вспомни плевки в храмах, изрубленные матросами чудотворные иконы, выброшенные в помойные ямы мощи святых и подвижников земли Русской, вырезанные чекистами погоны на офицерских и кресты на священнических плечах и груди.



Вспомните беглый, сухой огонь выстрелов и тяжелые потоки крови, залившие твои степные просторы.  Не забывай Соловков и Печоры, Ухты и Калымы, Нарыма и Караганды.  Припомни – «Пушкина к стенке, по музеям пулями тенькать» и не верь в зарю «нового гуманизма, новой культуры» - «национальной по форме…»  Двадцать пять лет не имели мы родины. Двадцать пять лет кровавый туман лжи и насилия скрывал от нас Россию.  Один из мучеников нашего времени, поэт Максимилиан Волошин, писал еще в ноябре 1917 года:  

С Россией кончено. На последях
Ее мы прогалдели, проболтали,
Пролузгали, пропили, проплевали
Замызгали на грязных площадях
Распродали на улицах: не надо-ль
Кому земли, республики да свобод
Гражданских прав? И родину народ
Сам выволок на улицу, как падаль.

Горькие слова умученного, больного родиной русского сердца? Но так ли это? Умерла ли родина? Умер ли русский народ? – Нет, тысячу раз нет! Нет! Об этом кричат тысячи и десятки, сотни тысяч русских добровольцев, понявших всю несовместимость понятий: родина и большевизм.  Нет! Об этом кричит в болях рождающаяся, но здоровая и обновленная жизнь на отвоеванных у большевиков просторах, где города, села, нивы сожженные и изувеченные большевиками при отступлении вновь оживают для свободы, инициативы, и творческого, созидательного труда.  Нет! Об этом на все голоса заливается веселый колокольный благовест церквей, воскресших не по мановению сталинской длани, а свободно и стихийно; церквей, наполненных не только старухами, но и здоровой, краснощекой молодежью.  Об этом, наконец, кричит сам большевизм, судорожно хватающийся за священную пыль веков и надевающий личину за личиной: патриотизма, национализма, православия, русской государственности.  Но плохо прилаживаются маски. И из-под генеральского мундира с эполетами выпирает кособокая фигура беса, и рога выказываются из под криво посаженной камилавки…  

Борис Филистинский.
Газета «За Родину» Псков №92(187), вторник, 20 апреля 1943 года, с.3.