Богданов Николай Николаевич



Автор:
Дата: 2013-11-24 21:28
Богданов Николай Николаевич, р. 1875. Рижский политехнический институт. Офицер с 1894. Полковник артиллерии, комиссар Временного правительства в Тверской губ. В Добровольческой армии; дек. 1917 начальник интендантской части. Участник 1-го Кубанского похода: фев. - апр.1918 заведующий финансовым отделом, затем финансовой и контрольной частью. Весной 1919 министр внутренних дел Крымского краевого правительства. Во ВСЮР и Русской Армии уполномоченный в органах Всероссийского Земского союза до эвакуации Крыма. Эвакуирован на транспорте "Ялта". В эмиграции 1920-1921 член Земгора (Российского Земско-Городского комитета помощи беженцам).


Богданов Н.Н., из обедневших дворян Рязанскои ryбернии. В родовом имении Браговка жили не только его отец Николай Дмитриевич, но также сестра Софья Дмитриевна и брат Александр Дмитриевич Богдановы. В первом браке Софья Дмитриевна была замужем за Петром Шишкиным. Когда их сыну Анатолию исполнился год, отца нестало. Софья Дмитриевна вышла замуж за Павла Ивановича Коробьина. У них родилось трое дочерей - Елена, Софья, Ольга и сын Константин (впоследствии владелец дачи Селям). Н. Н. Богданов родился в 1875 г. С юношеских лет он активно включился в политическую борьбу. В 1892 г. Тамбовским ryбернским жандармским управлением привлекался к дознанию и тюремному заключению на один месяц за хранение нелегальное литературы.  После чего был подвергнут гласному надзору на два года в избранном им месте жительства. Был освобожден от надзора по собственному ходатайству в апреле 1894 г. Вторично бьш подвергнyr гласному надзору в 1899 г. в связи с участием в тайном обществе во время учебы в Рижском университете (на один год).  С тех пор Н. Н. Богданов постоянно находился в поле зрения жандармского управления, которое следило за его передвижением и посылало отчеты. Иногда Н. Н. Богданову приходилось писать докладные записки о своем передвижении и, в частности, когда он баллотировался в гласные Ялтинской городской Думы для подтверждения благонадежности. В отчете Ялтинской городской Думы от 23 ноября 1912 г. он писал, что ему 38 лет, живет он в собственном доме в Новом Симеизе с 14 февраля 1910 года. Его семья состоит из жены Софьи Павловны, 37 лет, (урождённой Коробьиной) детей Софьи 8 лет и Константина 6 лет. До переезда в Крым на постоянное место жительства служил инспектором в Русском страховом обществе при правлении в С. Петербурге и не имел постоянной квартиры. По делам службы ездил по всей стране, останавливаясь в гостиницах. Семья с 1907 г. жила в Алупке на даче Лутовиновых, куда он приезжал на все праздники. В сентябре 1909 г. жил на даче Я. П. Семенова в Новом Симеизе. Положительный отзыв, данный о нем И. С. Мальцовым, сыграл решающую роль в праве его баллотироваться в гласные. Видимо его деятельная натура настолько покорила И. С. Мальцова и Я. П. Семенова, что они его поддержали и на пост председателя Общества курорта Симеиз. Замечательную характеристику дал ему В. А. Оболенский в своих воспоминаниях: «Тучный, широкоплечий, с короткою шеею, с круглым широким лицом - с виду увалень, который лучше всего должен был себя чувствовать в покойном кресле, он, однако, был самый подвижный из нас. Даже места постоянного не имел. Все передвигался: то сядет направо, то налево, где случайно свободный стул окажется. Из заседания непрерывно отвлекали его телефоны. Бумаг с собой никаких никогда не таскал; докладывая свои дела, вытаскивал иногда какую-нибудь официальную бумажку то из одного, то из другого кармана. В докладах был очень краток, деловит и решителен. Столь же решителен был и в действиях. Огромная энергия и смелость совмещались в этом человеке с исключительной мягкостью и бесконечным добродушием. Старый земец и кадет, он был членом 2-й Гос. Думы от Рязанской губернии и пользовался огромной популярностью среди местного населения. С 1913 г. он был Председателем Ялтинского уездного Земства. После февральской революции был назначен Комиссаром Таврической Губернии, и о времени его управления сохранились многочисленные рассказы, свидетельствующие об его находчивости и умении мирными средствами справляться с бушевавшей революционной стихией. Когда водворились большевики, и пришла весть об образовании Добр. Армии, он отправился в армию и проделал с Корниловым весь Ледяной поход, верхом на конe, везя с собой, как казначей, все фонды ДА. Ему бьшо вверено Министерство Внутренних Дел, наиболее тягостное для нашей интеллигентной психологии. Приходилось заново создавать кадры местной стpажи, организовывать розыск, охранять внутреннюю безопасность, остерегаясь прибегать слишком часто к помощи несдержанной в своих порывах воинской силы. И всё это он проделал просто, без ужимок, но и без сладостpастия, с обычною энергиею и с обычною улыбкою своих больших голубых глаз. Этот непрезентабельный грузный человек был пожалуй, больше всех других любим в нашей среде. И нежность к нему сказалась особенно ярко в момент, когда всем нам пришлось бежать, когдa правительство погрузилось на пароход, идущий в Европу, а Богданов вдруг явился с нами прощаться. 
Как так? Зачем прощаться?
 Нет, не могу; еду в Новороссийск, на фелюге, а там дальше в Добровальческую Армию 
А жена и дети? (У него был мальчик и девочка, оба некрепкие здоровьем).
Ничего, поместимся на фелюге.
 Мы обнялись, особенно paстpoгaнныe этим характерным для Богданова жестом. Он упльл, явился к Деникину, но не вынес тогдашней атмосферы ДА, двинулся на Восток через Каспийское море в Сибирь, к Колчаку, а после падения Колчака через Владивостoк пробрался в Европу.» Первоначально семья Богдановых жила в Чехословакии, зaтем перебралась во Францию, в Париж и небольшое курортное местечко Ла Фавьер, где приобрели маленький домик. 
 Он всегда был принципиально честен и за границей оказался почти без средств существования. Семье приходилось постоянно изыскивать возможности заработать деньги. Но самой большой мечтой было возвращение на Родину. К сожалению, через четыре года не стало сына, а в 1930 году не выдержало сердце и Николая Николаевича. Его жена Софья Павловна и дочь Софья Николаевн в 1947 году все-таки вернулись на Родину. Они побывали на родной рязанской земле, а затем переехали в Крым, в Симферополь к родственникам по линии сводного брата Анатолия Петровича Шишкина. На фото, сделанном в Симеизе, рядом с Николаем Николаевичем Богдановым на скамейке сидит его племянница Вера Анатольевна Шишкина, а за ними стоит Ольга Коробьина. Именно Вера Анатольевна и ее сестра Елена Анатольевна приняли участие в дальнейшей судьбе жены и дочери Богданова. К сожалению, Софья Николаевна не оставила потомства, но историю их семьи продолжают потомки Елены Анатольевны, ее сыновья Константин и Борис, а также внук Дмитрий Борисович Шишкин, несущий через слово Божие не только историю этой семьи, но и великую, бескорыстную любовь к Родине. Но тогда в 1913 г. он был избран гласным, а затем и председателем Ялтинской Земской Управы. От решения проблем маленького курорта Симеиз он перешел к решению проблем всего Ялтинского уезда. В то время активно развивалось курортное строительство, и все службы Земства были обеспокоены проблемами чистоты курорта, вопросами водоснабжения, канализации, транспорта. Он был сторонником проведения на Южный берег Крыма железной дороги. Под его руководством Ялтинское Земство внесло проект в Государственную Думу о передаче в Земство негосударственного общественного пользования проселочные дороги, и возложить заботы о них на Земство. В Ялтинском уезде было построено несколько дорог: от Скути (Приветное) до Карасубазара (Белогорск), от Скели (Родниковское) до Узунджи (Колхозное). Н.Н. Богданов считал, что курорты должны быть доступны всем, без различия вероисповедания и положения в обществе, поэтому подал прошение в Гос. Думу о свободе передвижения евреев на курорты России.

Другие материалы из раздела БИОГРАФИИ
Предыдущее:Губин Александр Александрович
Следующее: Кононович Иосиф Казимирович
Лучшее по просмотрам:Колчак Ростислав Александрович
Последнее:Долматов Владимир Иванович