Импринтинг как основа сохранения народа



Автор: Андрей Большаков
Дата: 2020-02-06 13:11
Когда люди выкармливают брошенных родителями маленьких панд, они надевают костюмы панд. Когда кормят оставшихся без родителей журавлят, то всячески скрывают свои лица, а корм дают специальными «клювами». Потому, что в животном мире существует такое явление, как импринтинг (англ. to imprint - запечатлевать, отпечатывать). Суть его заключается в том, что самые первые ощущения и впечатления новорожденных детёнышей остаются с ними на всю оставшуюся жизнь и воспринимаются затем как единственно возможная норма. Для только что вылупившегося из яйца утёнка мамой навсегда остаётся первый увиденный им подвижный объект. Это знают все. А учёные-биологи говорят, что даже крокодил или кобра, - если вылупятся из яйца прямо в руках у человека, - всю свою жизнь считают этого человека родным существом и никогда не причинят ему вреда.



У человеческих детёнышей всё происходит точно так же. Именно поэтому новорожденного сразу дают в руки матери, чтобы в его подкорке навсегда отпечатались её запах, голос, волновое излучение… Хорошо бы и папе тоже подержать новорожденного, чтобы в дальнейшем не возникло проблемы «отцов и детей»! Импринтинг у человека, – в отличие от животных, - процесс достаточно длительный, растянутый примерно на десять-пятнадцать лет. Ребёнок в этом возрасте ещё лишён оценочных суждений, и всё, что происходит в семье и лично с ним, воспринимает, как норму, потому, что другого он не испытал. В доме тихо звучит классическая музыка – это норма. Гремит ненормативная лексика – это тоже норма. Мама каждое утро будит тихим поцелуем – это норма. Папа периодически бегает по квартире с ножом, а мама прячется – и это тоже норма! Наверное, у всех так… В кухне весь день, не умолкая, что-то вещает телевизор, - это нормально! - разве у кого-то по-другому? Так что, правда, «все мы родом из детства»! В больших российских городах ныне живут представители различных этносов. И это дополнительно осложняет ситуацию. Все межличностные и межнациональные конфликты в полиэтнических обществах и происходят как раз из-за того, что у каждого индивидуума, - как представителя своего народа, - свои представления о нормах, которые были получены в детстве от ближайшего окружения именно путём импринтинга. У одного народа мальчика в семье ласково называют «зайчиком» и развивают интеллектуально и эмоционально, потому, что мужчина должен быть умным и великодушным. У другого народа мальчика в семье не менее ласково называют «волком короткоухим» и развивают, в основном, физически, потому, что мужчина должен быть сильным и гордым. И оказавшись, к примеру, в одной группе детского сада, «зайчик» и «волк короткоухий», естественно, ведут себя по-разному в отношении и воспитателей, и других детей, и игрушек. А дома, одного воспитывает, как умеет, только мама, и призывает все возникающие конфликты решать мирным путём, а у другого, - сыном целенаправленно занимается папа, и учит без лишних разговоров сразу бить первым при малейшем подозрении на неуважение… В дальнейшем ментальные расхождения только усугубляются.

Жертвой игнорирования этой простой истины и стал священник Даниил Сысоев. Повзрослевший «зайчик», отец Даниил, искренне, блестяще и аргументированно проповедовал Православие среди возмужавших и заматеревших «волков короткоухих». Но его оппоненты, не будучи столь искушёнными в богословии и логике, и почувствовав себя оскорблёнными, сочли необходимым использовать в этом межконфессиональном богословском диспуте в прямом смысле «убойный» аргумент – пулю… И каждая из сторон в диспуте действовала ведь именно так, как была приучена действовать в детстве. Как мама учила, и как папа учил…



Проблема взаимопонимания людей, относящихся к разным этническим группам, очень остро стоит как в исторически полиэтнических государствах, таких, как Россия, Индия, Индонезия, так и в государствах ставших таковыми в результате новейшего переселения народов, таких, как США, Канада, Австралия, а теперь вот ещё и Германия с Францией. Прекратить межличностные и межнациональные конфликты на самом деле достаточно несложно, хотя это и не быстрый процесс. Для этого надо просто покончить с личностными и национальными особенностями людей путём унификации импринтинга. В положенное время это и произойдёт. Именно к этому и ведёт глобализация. В свои сроки цель будет достигнута, и наступит время недолгого благоденствия всех согласных с этой целью под руководством Антихриста. Уже не будет отдельных государств и границ, а значит, - и войн. Полезные ископаемые и ресурсы станут общими. Все народы и нации, перемешавшись, переплавившись и превратившись во внешне и ментально единообразных смуглокожих и слегка раскосых «просто землян», будут в результате детского импринтинга иметь одинаковые представления о добре и зле, а значит, - не о чем будет спорить даже на личностном бытовом уровне. Такая попытка обустроить жизнь человечества однажды, кстати, уже предпринималась, когда люди в едином порыве принялись возводить Вавилонскую башню. Как известно, Бог эту затею не одобрил…

Тем не менее, позже уже почти удалось создать новую общность людей – «советский народ», почти свободный от межнациональных конфликтов. Все дети тогда учились, воспитывались, питались, одевались и развлекались практически одинаково. Детский импринтинг уже почти привёл к цели, но эксперимент не был доведён до конца, и, вынужденно вернувшись опять к своим ментальным истокам, народы опять начали конфликтовать… Опять начали спорить о том, что полезнее, - айран или кумыс, или, может быть, кефир… Что вкуснее, - шаверма или шаурма, или, может быть, шашлык… А может быть, бешбармак или плов? Что лучше носить на голове, - тюбетейку или папаху, или, всё-таки, кепку… А может, чалму? Хотя спорить тут не о чем, потому что полезнее, вкуснее и удобнее то, к чему просто привык с детства, что отпечаталось в детской памяти. Генетической памяти тут нет. Есть простой импринтинг. Поэтому Пушкин предпочитал яблоки и вишни, а не бананы и манго… Наше, российское общество, как уже сказано, исторически полиэтнично. В нашей стране проживает почти двести народов. И практически все они имеют характерные только для них атрибуты: уклад жизни, одежду, язык, обычаи…

В ходе первоначального воспитания путём пассивного импринтинга дети каждого этноса получают именно такую «прививку» на всю жизнь, которая и делает их типичными представителями своего народа. И только русский, - государствообразующий, - народ, - как это ни парадоксально, - из всех атрибутов сохранил, пожалуй, только язык и совсем немного, - бытовые обычаи. Мало в какой русской семье в шкафу хранятся национальные одежды… Мало в какой русской семье хоть кто-нибудь полностью знает несколько русских народных песен… Мало кто владеет хоть чуть-чуть хоть каким-нибудь народным музыкальным инструментом… Да что там, «владеет»! Мало кто вообще может назвать кроме балалайки ещё три народных инструмента! Мало какая хозяйка без помощи Интернета знает, какие русские блюда следует готовить по какому поводу… Мало кто даже знает, в честь какого святого он назван, и когда и как праздновать именины… Не понимают, в чём разница между именинами и днём рождения! Внутри русского народа почти утрачены национальные традиции… Это касается, в том числе, и традиции воспитания детей: в каждой семье процесс идёт по-своему. Это происходит оттого, что русское общество, являясь, видимо, самым передовым на постсоветском пространстве в подражании ментально уже окончательно рухнувшему Западу, перестало быть монолитным, и очень, поэтому, расслоилось в своих взглядах на политику, историю, религию, традиционные ценности…




Всё это приводит к тому, что уже первоклашки, приходя в школу и говоря на одном языке, плохо понимают друг друга, и с большим трудом находят точки соприкосновения. Конечно, трудно найти общий язык, если один воспитывался на сказках Пушкина и Андерсена, второму читали всяческую переводную бесовщину про вампиров и юных волшебников, а третьему - вообще ничего не читали и книжками у него считались раскраски уродливых монстров… Русский народ перестал быть ментально единым. Пренебрегая своим «посконным» прошлым, легко улавливается на чужие и чуждые традиции и обычаи: радостно и массово участвует в праздновании Хэллоуина и внимательно отслеживает чередование и правила празднования Нового года по китайскому календарю… Овладевать предпочитает не традиционным русским кулачным боем, наиболее соответствующим нашей ширококостной и размашистой натуре, а тайским вихлястым боксом с его вынужденными тактическими подлянками физически мелкого человечка… Дети играют не в народные игры на свежем воздухе, а за столом в «Монополию», азартно приобщаясь к чуждой нашему народу культуре накопления, обогащения, скупки и перекупки, продажи и перепродажи... По утрам теперь едят мюсли, собранные производителем в один пакет как будто веником по сусекам из разных клетей заодно с пылью, вместе с гормонально насыщенным йогуртом, ведущим к ожирению… Но известно, что «всякое царство, разделившееся в самом себе, опустеет, и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит…» (Матф. 12:25).

Поэтому, сохраниться единым народом, а не просто совокупностью русскоговорящих людей – главная задача на данном этапе. Это вовсе не предполагает, что все русские люди должны щеголять в смазных сапогах, косоворотках, с непременной балалайкой в руке и в обнимку с медведем. Единство народа, как это убедительно продемонстрировали нам соседи, увы! - не достигается при принудительном обряжении всех граждан и даже неодушевлённых объектов в «вышиванку» и раскраске палисадников в патриотические цвета! «Русскость» заключается не в этом. «Русскость» – это спокойствие, доброжелательность, терпимость (но не толерантность!), надёжность, жертвенность, соборность… «Русскость» - это, в конце концов, та самая национальная идея, которую все ищут и никак не могут найти. Потому, что ожидают увидеть её юной и доселе на нашей земле невиданной. А она, - древняя, но нестареющая, - всё та же через века: «Православие, Самодержавие, Народность». Именно эта формула и породила единый русский православный этнос взамен разрозненных и постоянно враждующих между собой языческих племён. И, хотя «Самодержавие» из этой триады формально, вроде бы, выбыло сто лет назад, но всем понятно, что выбыло оно только формально: каждый новый очередной лидер государства автоматически воспринимается русскими людьми именно как Царь-батюшка, который непременно решит все проблемы своих подданных, - от угроз иноземного супостата до неотвратимого наказания соседа, допустившего протечку на два нижележащих этажа… Это, кстати, очень чувствительный и надёжный маркер: тот, кто так не воспринимает, сразу же тем самым выдаёт свою нерусскость.

И чем больше в человеке нерусского духа и крови, тем громче его вечно всем и вся недовольный голос в «этой стране» и тем непривлекательней его лицо, «понеже Бог шельму метит». За исключением нескольких крестьянских бунтов, все революции в России были осуществлены именно нерусскими людьми. В природе истинно русского человека нет ни либерализма, ни бунтарства, потому, что в ней живёт абсолютное доверие Промыслу Божьему. Человека какой ещё национальности можно подвести к выгребной яме отхожего места, чтобы заживо утопить в ней без приговора суда и вместо яростного сопротивления услышать от него смиренное: «Достойное по делам моим приемлю»! А ведь так и происходило в начале прошлого века! Даже если исключить «Самодержавие», то всё равно «Православие» и «Народность» составят искомую национальную идею нашего народа на все времена вплоть до прихода Антихриста. Ныне, теряя Православие, мы теряем единство народа, и опять скатываемся в междоусобицу тысячелетней давности, только теперь не на родоплеменном, а на личностном уровне. Русскоязычные, мы становимся русскими только на несколько часов в храме, объединяясь Духом святым в общину даже помимо нашей воли. Мы становимся такими, какими должны быть. Строгими и при этом мягкими; мягкими и при этом несгибаемыми; гордыми и при этом скромными; скромными и при этом знающими себе цену; знающими себе цену и при этом считающими её сильно завышенной. Сдержанными, но при этом улыбчивыми… Внимательными, доброжелательными, великодушными, самоотверженными… Гиперактивные дети в воскресной школе при храме на несколько часов вдруг становятся усидчивыми, нервные – спокойными, глупые – разумными… Все, – и взрослые, и дети, - даже на это короткое время, - удивительно меняются в лице и становятся похожими на персонажей картин В. Васнецова или И. Глазунова. Становятся подлинно русскими.

Выходя за церковную ограду, большинство, - да почти все! - и взрослые, и дети, - сразу же теряют что-то в себе, и возвращаются к своему повседневному и искажённому во всех смыслах образу… Из «русских» опять превращаются в «россиян». Жёстких, неуступчивых, самолюбивых, хмурых, эгоистичных, вздорных, склочных. Теряют свою духовную связь и с Богом, и с соплеменниками. Человек человеку - если и не волк, то, во всяком случае, - чужак. Конкурент. Помеха на пути. Раздражающий фактор. В лучшем варианте – никто. «Человек человеку – пофиг». А.В.Суворов говорил: «Мы русские, с нами Бог!» Удивительное дело! - Бог до сих пор с нами, несмотря даже на то, что мы с Ним теперь - всего на несколько часов в неделю. Вот и получается, что внутренняя и внешняя «русскость» людей чудесным образом оказывается напрямую зависимой от степени и времени соприкосновения их с Православием. Пассивно унаследованные «русские» гены в условиях воздействия Православия формируют чувство принадлежности к единому народу, - ту самую «Народность». Явление это настолько заметно, что отрицать его могут только русофобы. И ничего странного в этом явлении нет. Это касается не только нас. Арабы, даже проживая в разных странах, ментально едины вот уже почти полторы тысячи лет именно из-за главенства в их жизни Ислама. Ортодоксальные евреи ментально монолитны благодаря Иудаизму ещё дольше.

Русский же народ всего лишь тысячу лет был единым на основе Православия, пока не оказался одураченным и соблазнённым пришлыми нерусскими недоброжелателями. В результате, ныне только около 80 % русских людей называют (только называют!) себя православными, а воцерковлёнными, вообще, являются лишь 3 %. Чтобы сохраниться единым народом, - чтобы просто даже сохраниться! - нам, видимо, следует именно всем народом вернуться к Православию. Просто потому, что ничего более подходящего нашей натуре нет! Потому, что наша натура, - как показывает опыт, - без Православия портится и гниёт! Вернуться надо, поначалу хотя бы даже формально, усилием воли изменив своё отношение к нему. Потребовать положить конец глумлению над ним на телевидении и в прессе. Просто объявить такую же точно «нулевую толерантность» к хулителям Православия и Церкви, как это принято в отношении своих верований у иудеев и мусульман. Чтобы за осквернение наших святынь грозила не пресловутая «двушечка» от государства, а нечто более ощутимое от всего русского народа, единого в своём порыве возмущения. Потому, что никому нельзя безнаказанно плевать на могилы предков, которые создали великую страну, опираясь именно на Православие! Прекратить самим упражняться в злословии на темы «жирных попов в джипах», «золота на куполах, которое следовало использовать более разумно, думая о простом народе». Прекратить мудрствовать о «Боге в душе» и «ненужности посредников в личном общении с Богом». Найти, наконец, время для регулярного посещения храма всей семьёй вместе с детьми хотя бы даже через своё и их «не хочу». Если пока и не по зову сердца, то, хотя бы по долгу совести перед, во-первых, - предками и, во-вторых, - потомками. И тогда, - обязательно! - постепенно просветлеют лица, окрепнут души и тела, отступят многие болезни, воцарится мир в семьях, прекратится лихоимство на работе, нас опять начнут уважать даже малые народности, ныне презирающие нас за отсутствие стержня… Но самое главное – это то, что дети, которые будут рождаться и подрастать в этой обстановке, через поколение станут русскими не только по названию, но и по духу. Импринтинг невидимо и надёжно сыграет свою роль в их воспитании. Каждое событие закрепится в памяти как единственно правильная норма. Крещение и наречение, - как препоручение ребёнка Ангелу-хранителю и святому небесному покровителю. Лики святых - не только в церкви, но и над колыбелью, на шапочке, на серебряной ложечке «на первый зубок», в первых книжках… Запах и потрескивание горящих свечей… Первые с трудом выученные наизусть молитвы… Первая Пасхальная служба вместе с родителями до утра… Первый пост, как испытание и тренировка силы духа… Первая исповедь, как проявление решимости переступить через своё самолюбие и гордость… Венчание, - как присяга на пожизненную верность… Отпевание, - как проводы не в сырую землю, а в жизнь вечную… Маленькие панды остаются пандами и не стремятся стать похожими на гризли. Журавлята не становятся никем, кроме как журавлями. Арабы, - даже сбежав в Европу, - по-прежнему остаются такими же арабами, какими были всегда, не поддаваясь никаким сторонним и очень настырным манипуляциям. Ортодоксальные евреи, расселившись по всему миру, свято соблюдают свои древние обычаи, не обращая никакого внимания на пропагандируемую глобализацию. Неужто же русские явят себя неразумнее не только арабов и евреев, но даже панд и журавлят! Будут строить на своей земле чуждое самим себе общество… Продолжат трансформироваться в преданных делу глобализации «просто землян»… Современная агрессивно навязываемая всему миру глобализация строится исключительно на англосаксонских идеях и традициях. Вот и пусть она строится до поры до времени как ей велено. Но только в своём англосаксонском мире. Мы к нему, слава Богу, не относимся… Мы – русские. С нами Бог! Пока что…

Андрей Большаков, кандидат педагогических наук

Другие материалы из раздела Современное общество
Предыдущее:"Союз спасения": итоги
Следующее: Колчаковские дни состоялись в Иркутске
Лучшее по просмотрам:За Русь Святую!
Последнее:Разделочные доски