Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Основы православной культуры в отечественных школах Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Фев 02, 2010 1:35 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Начнём для интриги с критики

Уроки религии в школах приведут к появлению «четырёх Россий»

21 июля ушедшего года в подмосковной резиденции Барвиха Президент Д.А. МЕДВЕДЕВ объявил о начале эксперимента в школах, где появится курс ДНК (духовно-нравственной культуры) с возможностью выбора конфессионального направления, в том числе Ислама, а в армии появятся штатные священники и имамы. Известно, что ранее мусульмане страны выступали против ОПК (Основ православной культуры), но в Барвихе был найден консенсус.

Как это произошло и к чему может привести? — беседа одинцовского культуролога Джанната Сергея МАРКУСА с кандидатом исторических наук, руководителем Энциклопедического отдела Издательского дома «Медина» (Москва — Н. Новгород) Дамиром Зинюровичем ХАЙРЕТДИНОВЫМ.

— Первое время у исламской общественности России было опасение, что внедрение курса ОПК в средние школы — это часть проекта однобокой клерикализации общества со стороны ведущей конфессии. Но сейчас, кажется, найден компромисс. Действительно ли это так?

— Всё верно. Напомню: дискурс о введении предмета ОПК в школах, притом в качестве обязательного, вёлся на фоне других инициатив, которые оглашались в середине 2000-х годов от имени общественности и Русской Православной церкви Московского Патриархата — инициатив, которые назвать иначе как «клерикальные» при всём желании невозможно. Например, был озвучен «Сергиевский проект», согласно которому место нынешнего Парламента занимал бы Сенат, формируемый «из представителей духовного сословия с решительным преобладанием представителей РПЦ МП». По тому же проекту, избрание главы государства должно было определяться поддержкой Православной церкви.

Одновременно произошло массированное вбрасывание через СМИ проектов по введению в армии института православных капелланов. Естественно, последовала реакция со стороны мусульманской общественности, которая сделала вывод о готовящемся массовом крещении мусульманских детей и юношества. Все эти годы, как мы помним, велась довольно интенсивная и местами весьма неполиткорректная дискуссия о том, следует ли реализовывать эти планы, и если да — то как именно, чтобы учитывать интересы разных конфессий.

Так что нынешнее решение о многомодульном предмете ДНК — безусловно, компромиссное на фоне того тупика, в котором оказались многие участники этой ожесточённой дискуссии.

— Один из первых, поразивших многих наблюдателей, результатов: школьники Ставропольского края предпочли «Основам православной культуры» -светскую этику и курс по мировым религиям. Означает ли это, что в целом большинство россиян склонно именно к нейтралитету в изучении истории религий?

— Я думаю, Ваша оценка верна. Однако хотел бы уточнить: я бы не стал делать подобный вывод относительно большинства этнических мусульман, то есть татар, башкир, казахов, чеченцев, аварцев, кабардинцев и т. д. — народов, традиционно исповедующих Ислам. По моим оценкам, их подавляющее большинство не относятся к религии нейтрально, поскольку Ислам является неотъемлемой частью их образа жизни, их менталитета. Во многих случаях именно Ислам способствует сохранению национальной идентичности этих народов, подвергающихся усиленной ассимиляции, особенно в городах.

— В связи с этим: каков прогноз — что будут выбирать учащиеся в традиционно исламских регионах Российской Федерации? Вряд ли в Дагестане это будет что-то вне-исламское…

— Нам известны предварительные результаты выбора школьниками одного из модулей ДНК в Карачаево-Черкесии. Две трети учеников выбрали ОИК (основы исламской культуры), одна треть (местные русские) — ОПК. Что мы знаем об этой республике? Она многонациональна. Здесь помимо карачаевцев с сильной религиозностью (у них был распространён суфизм, они подвергались депортации и т. д. — все эти факторы способствуют усилению роли религии в обществе) проживают также черкесы, абазины, ногайцы. У последних этносов религиозность заметно ниже. Тем не менее, сообщений о выборе альтернативных предметов не последовало: дети ВСЕХ этнических мусульман выбрали Ислам (я для краткости так назову этот курс).

Поэтому для таких республик, как Дагестан, Чечня, Ингушетия и Кабардино-Балкария, прогноз однозначен: подавляющее большинство учеников будут изучать в школе Ислам. Предполагаю, что в Башкирии и Татарстане (когда там начнут изучать многомодульный предмет ДНК) мизерный процент школьников из числа этнических мусульман могут выбрать курс мировых религий, но всё же большинство опять же будет изучать Ислам.

Наконец, в Адыгее, Северной Осетии, Астраханской, Оренбургской областях и ряде других регионов от 1/3 до ¼ учеников — то есть все этнические мусульмане — также выберут Ислам.

— Итак, отныне дети, причём в очень чувствительном возрасте, начинают через государственную школу знакомиться с явлением религии как таковой и её моральными принципами, в частности. Это такой задел на будущее, которого ранее у наших детей (да и у нас с Вами, воспитанных в советских школах и ВУЗах) не было. Как примерно через 20 лет изменится этика в обществе, и в целом — религиозность населения?

— У нас будет, если можно так сказать, четыре разных России. Первая — в границах Московии: это нынешний ЦФО (без Москвы) плюс ряд областей по периметру. Здесь с давних времён Православие господствует в мировоззрении русского населения. Картина не изменилась и сегодня, как мы видим по Тамбовской и Смоленской областям: от 55 до 60% учеников выбрали ОПК.

«Вторая Россия» — это почти все остальные регионы с русским большинством. Это территории, которые были заселены русскими из Московии, начиная с 16 века и позднее (в виде исключения сюда относится также Москва). Здесь народ достаточно индифферентно относится к религии. Смотрим примеры. Калининград: 30% — ОПК, остальные — светская этика и мировые религии. Новосибирск: соответственно 18% и 75%. Свердловская область: 21% и почти 78%. И даже Ставрополь показал совсем не те результаты, которые ожидались церковными кругами. Без сильного давления на школу, учителей и родителей со стороны государства (с подсказки Церкви, разумеется) разрешить ситуацию в пользу ОПК здесь невозможно. Потому что «вторая Россия» — это совсем не Московия. Этот феномен подробно исследовался в ряде специальных работ, в частности — в книге С. Б. Филатова «Религия и общество».

«Третья Россия» — это регионы с мусульманским и буддийским большинством или значительным меньшинством. Повторю сказанное ранее — относительно традиционно мусульманских регионов прогноз однозначен: подавляющее большинство учеников здесь будут изучать в школе Ислам. Через 5-6 лет они окончат школы, часть из них пойдёт в армию, где уже будут действовать армейские имамы. Таким образом, будет воспитано новое поколение, со знанием Ислама. Подобные процессы можно прогнозировать и для буддийских республик (Калмыкия, Бурятия, Тува).

Наконец, «четвёртая Россия» — это русское национальное меньшинство в регионах с мусульманским и буддийским большинством. Все дети из русской среды в этих регионах поголовно выберут ОПК. Это, опять-таки, известный феномен в этнологии, когда религия играет роль этнического идентификатора, способствует сохранению малой группы в инонациональной среде. Именно эти группы русского населения будут отличаться самой высокой религиозностью без примеси шовинизма (агрессивный национализм, увы, с раннего Средневековья является данностью Московии).

По этим причинам я бы не стал делать обобщённую статистику по религиозности населения во всей России: показатели по четырём региональным группам будут чрезвычайно отличаться друг от друга. И это — лишь самый первый прогнозируемый результат введения нового предмета в общеобразовательной школе, о чём и предупреждали в своё время мусульманские деятели.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Фев 02, 2010 1:40 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Несмотря на сомнения...


Image

Литература по ОПК представлена широко и обильно. Учебника по светской этике до сих пор нет

Между тем, учебника светской этики, курс которой предполагается проводить для детей, не желающих изучать религиозные курсы, до сих пор нет, и появление его в ближайшем будущем не предвидится. Об этом рассказывает Алина Черноиванова:

Основные российские конфессии, участвующие в написании учебников для экспериментального школьного курса «Основы религиозных культур и светской этики», уже подготовили свои книги для учеников 4−5− х классов. В то же время учебника по одному из шести равноценных модулей курса — «Основам светской этики» — до сих пор не существует ни на бумаге, ни в проекте. Более того, от написания такого учебника по заказу Минобрнауки отказался еще один автор, на которого рассчитывали чиновники, — заведующий кафедрой этики философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета Вадим ПЕРОВ.

О причинах этого решения ученый рассказал Infox.ru через несколько минут после того, как отправил соответствующее официальное письмо в Минобрнауки.

«8 декабря от нас потребовали написать учебник для школы, — рассказал Перов. — И представить готовый учебник мы должны были уже 15 декабря. Это учитывая, что по другим блокам учебники разрабатывались с августа. Мы пытались отказаться». Ученых не устраивали не только сроки, но и сама идея преподавания основ светской этики детям. «Это не тот возраст, когда можно этому учить, — пояснил собеседник Infox.ru. — 4−5− й класс — это как раз то время, когда ребенка можно задавить религиозным авторитетом. А светскую этику в этом возрасте преподавать нельзя». По данным Перова, все — и международные и российские — исследования, посвященные становлению морального сознания, говорят, что по оптимистическим прогнозам изучение вопросов этики можно начинать с 14−15 лет. «А вот навязать авторитарную точку зрения религиозную — это можно», — уточнил ученый.

Но декана факультета философии СПбГУ настойчиво убеждали заказчики — и из издательства «Просвещение», и из Минобрнауки. «В результате договорились, что за ту отведенную неделю представляем черновики, а до конца января доработаем. Сроки никуда не годящиеся, но тем не менее мы на это пошли», — рассказал Перов.

Черновые материалы были представлены вовремя, но вслед за этим началась по сути дела борьба за каждую фразу, предложенную Перовым. «Как можно начинать предмет, не объясняя название предмета? Я специально потратил время, посмотрел по библиотекам единственное определение светской этики. Это — нерелигиозная этика. Нет другого определения, — пояснил Перов. — Но мне было сказано: нет, это не годится, священнослужителям это не понравится».

«Мне говорят в редакции: нужно убрать из текста фразу — совершенно банальнейшую — о том, что за свою историю человечество выработало разные культуры, — вспоминает еще один конфликт ученый. — Потому что, мол, тогда у детей возникнет представление, что у людей были разные представления о нравственности. Но они действительно были разные. И объяснять — издательству или комиссии Минобрнауки — такие банальные с моей точки зрения вещи я не вижу для себя возможности».

Но сжатые сроки и война за слова не самое сложное, с чем столкнулся ученый. «Минобрнауки и «Просвещение» требуют, чтоб это был курс морального воспитания, — пояснил Перов. — Но за воспитание оценки ставить на уроках нельзя. Нельзя поставить оценку за то, есть ли у человека совесть или нет. Можно поставить только за то, что он знает, что такое совесть и какие проблемы с этим возникают. Это ведь очевидно. И в декабре неоднократно обсуждалось с чиновниками. И мы показали образец одного урока, и они согласились, что именно так и надо писать. А теперь оказывается, что они хотят совершенно другое». «Но то, что они хотят, не соответствует моей профессиональной этике», — подчеркнул Вадим Перов.

Учебник он писал в соавторстве с коллегой. И, по словам Перова, тот полностью разделяет его позицию.

Наконец, последней каплей, переполнившей чашу терпения, стала запись в блоге Андрея КУРАЕВА — разработчика учебника от РПЦ по «Основам православной культуры». Еще 1 января он привел «пару цитат из пишемого Перовым школьного учебника», рассудил, в чем ошибка ученого и как надо было бы построить рассуждения — в частности о моральном выборе. «То, что мы представили издательству для отчетности перед министерством, уже обсуждается в интернете! — удивлен Перов. — Мне не важно, как эти материалы оказались у Кураева, мне не важно, что он обо мне пишет. Меня волнует сам факт того, что неопубликованные черновые материалы, становятся предметом публичного обсуждения. Это вопиюще».

«И что для меня еще странно, получается, что Андрей Кураев публично заявляет: чем хуже будет написан учебник по светской этике, тем лучше, — удивлен ученый. — Это поведение абсолютно безнравственно и является нарушением всех этических норм. Может, я немного грубо скажу, но бодаться с ними (членами комиссии по разработке учебников для курса, куда входит и Андрей Кураев. — Infox.ru) я не хочу».

Как будет действовать Минобрнауки в такой ситуации, сейчас сложно предположить. «Я даже не представляю, как будет выглядеть модуль светской этики, тем более что большинство учеников выбрали как раз светскую этику», — недоумевает собеседник Infox.ru. Дело в том, что эксперимент начинается уже в апреле, а писать учебник по «Основам светской этики» отказывается уже не первый автор. Как раз поэтому к специалистам петербургского университета обратились так поздно.

«Та же ситуация сложилась с одним из профессоров кафедры этики МГУ. Мы с ним обсуждали этот вопрос на конференции в Москве, — уточнил Перов, добавив: — У нас в стране достаточное число специалистов в области этики, но по большому счету крупных этических центров всего три: кафедра этики МГУ, сектор этики Института философии РАН и кафедра этики СПбГУ. Это ведущие этики. Но в Москве профессора, написавшие гигантское количество учебников. Я им вообще в подметки не гожусь, откровенно говоря. Они гораздо лучшие специалисты, чем я. Но и с ними не сумели договориться».

Напомним, что экспериментальный курс, поддержанный президентом Дмитрием Медведевым в июле прошлого года, включает в себя основы православной, исламской, буддийской, иудейской культур, основы мировых религиозных культур и светской этики. Эксперимент, по распоряжению правительства, пройдет в 19 российских регионах. До конца февраля этого года, согласно тому же распоряжению, должно быть разработано учебно-методическое обеспечение курса, включая рабочие программы, учебные пособия, методические рекомендации и книги для учителей.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2010 1:57 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ОБРАЩАЯСЬ К СЕРДЦУ РЕБЕНКА

Image

Пятнадцатилетний спор о преподавании «основ православной культуры» и в целом религиозных предметов в школе наконец-то близок к своему завершению.
Летом прошлого года президент РФ Дмитрий Медведев и духовные лидеры традиционных конфессий Росcии приняли решение, которое устроило всех: в марте 2010 года в российских школах в режиме эксперимента вводится дисциплина «основы духовно-нравственной культуры и светской этики».
Предмет является обязательным, но в рамках курса ученикам предлагается выбрать модуль, который они станут изучать: православная, исламская, иудейская, буддийская культуры, сравнительная история религий или светская этика.
Решением Священного Синода Русской Православной Церкви для подготовки учебника «Основы православной культуры» был создан Редакционный совет, куда вошли авторитетнейшие ученые, педагоги, богословы. Учебное пособие подготовил протодиакон Андрей Кураев. О том, как шла и продолжает идти работа по введению в школах ОПК, нашему журналу рассказал председатель Отдела религиозного образования и катехизации Московского Патриархата епископ Зарайский Меркурий.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2010 1:58 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

— Владыка, сейчас Вы сталкиваетесь с вопросами образования непосредственно по долгу службы.
Но, насколько мне известно, профессиональной педагогической деятельностью Вы раньше не занимались. Каково Вам было погрузиться в новую для себя сферу?

— К работе в сфере образования я пришел очень просто: по благословению Святейшего Патриарха и по решению Священного Синода.
И сразу для себя определил две вещи.
Первое: начав знакомиться с педагогическим сообществом, я понял, что самая большая опасность для меня сейчас — это изображать из себя эксперта и пытаться раздавать всем подряд ценные указания.
В моей работе, как впрочем и в любой другой, очень важно умение слушать людей.
У нас ведь очень грамотные педагоги, мудрые профессора, опытные методисты — по сути, подвижники своего дела.
Нужно научиться к ним прислушиваться и дать им возможность сказать, где и что, с их точки зрения, надо исправить.
И педагогам, с которыми мы начали работать, я сказал: «Вы прекрасно знаете, что пединститут я не заканчивал и собственно профильного педагогического образования у меня нет.
Поэтому я не стану вам навязывать какие-либо правила игры, но буду учиться у вас тому, что вы делаете, и привносить в ваш труд ту православную составляющую, которая сегодня нужна школе».
По моим ощущениям, это было правильно воспринято.
И вторая принципиально важная для меня вещь: если заниматься вопросами религиозного образования благословил Святейший Патриарх, значит, это воля Божья — а за послушание, как известно, Господь помогает.
Конечно, после завершения служения на церковно-дипломатическом поприще в Соединенных Штатах Америки (в 2000–2009 годах епископ Зарайский Меркурий был управляющим Патриаршими приходами в США. — Ред.) было тяжеловато переключиться сразу же на педагогику и образование.
Но на данный момент я уже достаточно уверенно чувствую себя в этой области.

— А какое место в жизни занимали преподаватели лично для Вас?

— В детстве я очень хотел сам стать учителем — и в различных играх всегда выбирал себе именно эту роль.
Позже, в последние годы школьного обучения, решил стать врачом и закончил Ленинградский педиатрический медицинский институт. Но в конечном итоге стал священнослужителем и очень этому рад — в том числе и потому, что педагогическая и врачебная деятельность здесь по-настоящему сочетаются.
Ведь недаром говорят, что священник — и врач, и учитель.

Я с огромной благодарностью вспоминаю свою первую учительницу — ныне уже покойную Наталью Петровну Коробкову.
Это был человек удивительно светлой души, необыкновенной теплоты общения и очень внимательный к детям.
И образ учительницы как таковой для меня на всю жизнь остался именно таким, как она.
Нам удалось пообщаться, когда она уже ушла на пенсию, а я стал священником, и оказалось, что в душе она была глубоко верующим человеком, но просто не имела возможности вести свою религиозную жизнь так, как хотелось.
Но через доброе отношение, через прививание любви, через помощь, которую Наталья Петровна оказывала своим воспитанникам, она создавала то необходимое основание, на котором, как на благодатной почве, только и может вырасти вера в Бога.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2010 2:01 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Универсальный учебник

— В декабре редакционный совет по созданию учебника ОПК принял решение, что Министерству образования и науки РФ от Русской Православной Церкви будет представлена рукопись учебного пособия авторского коллектива под руководством протодиакона Андрея Кураева.
В чем новизна этого учебника?
Ведь во многих регионах страны основы православной культуры преподавались и раньше в качестве регионального компонента, а значит, были и учебные пособия...

— Действительно, более чем в тридцати пяти российских регионах опыт преподавания ОПК уже есть — это и Белгородская область, и Самарская, и Костромская, и Московская, и Смоленская, и многие другие.
Причем зачастую предмет изучали с первого по одиннадцатый классы. Есть учебный курс Ольги Леонидовны Янушкявичене, профессора Вильнюсского педагогического университета, Людмилы Леонидовны Шевченко, профессора Московского государственного областного университета, есть разработки других авторов.
И поэтому несправедливо было бы говорить, что нынешний учебник создавался с нуля.
Однако все эти разработки, оставаясь вполне компетентными, представляли собой скорее подспорье для курсов факультативного характера — не была проведена серьезная общецерковная экспертиза, не в полной мере курсы согласованы с Министерством образования и науки РФ.
Нынешний же учебник является, во-первых, инновационным, то есть соответствует времени и всем современным методическим запросам, а во-вторых, обладает некой универсальностью, то есть подходит для всех школ страны, а не для какого-то конкретного региона.
Да и создавался он в непосредственном взаимодействии с Министерством образования.
В своем выступлении на заседании Редакционного совета, который проходил в Храме Христа Спасителя под председательством Святейшего Патриарха 28 декабря прошлого года, я уже говорил, что в общей сложности к активной работе над учебным пособием и к его экспертизе, кроме сотрудников Синодального отдела религиозного образования и катехизации, было привлечено 18 докторов наук, 16 кандидатов наук (из них 10 кандидатов богословия).
В проведении экспертизы и работе над пособием приняли участие Российская академия образования, Московский государственный педагогический университет, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербургская академия постдипломного образования, федеральное агентство по делам молодежи, Московская Духовная академия, Санкт-Петербургская Духовная академия, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, специалисты по преподаванию основ православной культуры и руководители отделов религиозного образования Московской, Санкт-Петербургской, Смоленской, Курской, Рязанской, Калининградской, Екатеринбургской, Литовской, Белгородской, Липецкой, Ярославской и других епархий.

Создание столь широкого и авторитетного коллектива обеспечило необходимый масштаб и профессиональный уровень работы.
Основным автором учебника является профессор Московской Духовной академии протодиакон Андрей Кураев.
Но за счет участия в подготовке пособия вышеупомянутой коллегии, ее замечаний и поправок этот учебник в каком-то смысле можно назвать учебником Святейшего Патриарха как главы Церкви или, если хотите, учебником от Русской Православной Церкви.

— А что еще, кроме согласования с министерствами и ведомствами, подразумевает термин «универсальный учебник» применительно к ОПК?
— Он написан так, что подходит для преподавания в любом регионе — вне зависимости от этно-конфессионального состава населения. Учебник согласован с другими модулями, которые будут преподаваться в рамках курса «основы духовно-нравственной культуры и светской этики», то есть и с основами исламской, иудаистской, буддийской культур, с общей историей религий, и с этической составляющей.
Шесть модулей должны быть между собой соединены. Каким образом? Конечно же, не смыслом и содержанием, но основной направленностью.
А она заключается в том, что мы ценим и изучаем свою традицию, но с уважением и почтением относимся к тем, кто с нами рядом.
У всех нас есть единое прошлое, единое общее настоящее и единое будущее, ради которого мы должны трудиться.
Такова идея, которая заложена в основание учебного пособия. Святейший Патриарх в одном из своих выступлений отмечал, что «задача религиозного предмета в школе — сформировать целостную и нравственно ответственную личность.
А для этого необходимо, чтобы все дети в школе — православные, мусульмане, иудеи, буддисты или неверующие — воспитывались в единой системе ценностей.
Мотивации могут быть различными: для православного человека более убедительна православная мотивация, для мусульманина — мусульманская, а для неверующего человека — светская.
Но движение должно быть направлено к одной цели.
В физике есть понятие когерентного луча: формируя из разных потоков единый мощный энергетический поток, лазер обеспечивает на выходе когерентный луч.
То же самое мы должны сделать в школе».
В соответствии с этой мыслью Святейшего Владыки, имея общее с представителями других традиционных религий и нерелигиозными людьми понимание задачи, мы выстраивали наш учебник.
Это позволяет говорить в нем, с одной стороны, о Православии, а с другой — об общей судьбе нашей страны.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2010 2:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Преподавателей хватает

— Как только решение о введении в программу школьного обучения «основ духовно-нравственной культуры и светской этики» было принято, в обществе заговорили, что все это в реальности приведет к засилию в школе именно Православия...

— У нас в стране восемьдесят процентов населения считают себя православными. Это реальное положение вещей, от этого никуда не деться.
Но не надо думать, что православные — это монстры, которые хотят захватить власть в системе светского образования.
Мы отнюдь не стремимся ни к какой гегемонии.
Просто всем известно: исторически сложилось так, что Россия была православным государством.
Однако если мы посмотрим на нашу историю, то найдем массу зримых свидетельств того, как даже в Российской Империи, где Православие было государственной религией, уважительно относились к другим конфессиям.
Яркий пример — Санкт-Петербург, где в центре города напротив кафедрального Петропавловского собора стоит голубая мечеть.
Разве это не уважение?
А потом напомню, что нынешнее решение о преподавании в школах «основ духовно-нравственной культуры и светской этики» устроило представителей всех религий.
К тому же и Святейший Патриарх, и президент подчеркнули, что выбор модуля в рамках курса делается добровольно — родителями или теми, кто детям родителей заменяет.
Есть, скажем, пример Калмыкии, где подавляющее большинство выбрало модуль «Основы буддийской культуры».
Но ведь мы, православные, не возмущаемся...

Серьезную проблему я вижу в другом.
Из некоторых регионов мы слышим тревожные сигналы — руководители региональных отделов образования говорят: «Зачем нам с этими попами, муллами и ламами связываться? Давайте просто все светскую этику учить».
Вот этот подход — когда люди не хотят трудиться над обеспечением школьника богатым многообразием духовно-нравственных дисциплин — не только очень печальный, но и очень опасный.
Во многом это — пережиток той упрощенческой системы образования, когда преподавателю надо отчитать свой урок, поставить галочку в журнале, получить деньги, уйти домой — а дальше хоть трава не расти.
И я просил бы всех руководителей отделов религиозного образования и руководителей департаментов образования в тех регионах, где будет проводиться эксперимент по преподаванию духовно-нравственных дисциплин, не допустить искажения идей президента РФ и религиозных лидеров.

Бывает еще и так, что православные родители хотят отдать своих детей учить не православную культуру, а светскую этику: дескать, своих детей вере научим мы сами, а не посторонний, неизвестно какой преподаватель, так что пусть лучше мой ребенок выбирает светский модуль.
Здесь уместно вспомнить, что этика — это не этикет, и подход к воспитанию ребенка в соответствии с данным модулем — заведомо атеистический, исключающий религиозную составляющую как таковую.
Православные родители, к сожалению, не всегда об этом задумываются.

— Меня очень заинтересовало слово «трудиться». В чем основная трудность рассказа в школе о духовности и нравственности?
— Основная трудность состоит в том, что вести предмет «духовно-нравственная культура» нельзя, будучи человеком безнравственным. И если педагог у доски говорит о нравственности и высокой морали, а сам после уроков на футбольном поле с пацанами из одиннадцатого класса попивает пивко, это, конечно же, будет дискредитацией всей идеи курса.

— А возможно ли контролировать появление в школе исключительно нравственных людей?
Нельзя же при приеме преподавателя на работу ввести тест на нравственность...
— Такой тест введен давным-давно самой жизнью: ведь то, насколько человек нравственный, видно из его поступков.
Что касается механизма контроля, то применительно к православной составляющей он заключается в следующем: педагогическое сообщество должно быть в очень тесной связи с представителями епархии.
Мне известно, что во многих областях, где в региональном компоненте преподавались основы православной культуры, преподавателя для каждой школы рекомендовало с одной стороны районное отделение народного образования, а с другой — епархия.
Таким образом, гарантия, что тот или иной человек может преподавать ОПК, была с двух сторон.

— Уместно ли, с Вашей точки зрения, чтобы в школе время от времени появлялись священники?
Ведь это вызывает у нецерковных людей опасения: дескать, зачем нашим детям поп с кадилом...
— У нас нет закона, запрещающего профессиональную деятельность священнослужителей, и если священник имеет педагогическое образование, кто ему может запретить прийти в школу и преподавать предмет, который он знает?
Опасения видеть священника в школе, наверное, имеют под собой основания другого характера: бывали ситуации, когда священник, не зная досконально особенностей педагогического процесса, приходил и начинал выстраивать жизнь школы в соответствии со своим личным представлением о том, какой должна быть школа.
Таких случаев допускать нельзя.
В целом же, с моей точки зрения, то, что священник время от времени может и должен появляться в школе, — это хорошо.
Педагогам было бы полезно с ним встречаться, что-то обсуждать. Но было бы неправильно говорить, что сейчас священники массово пойдут преподавать в школы.
На фоне кадрового дефицита священнослужителей в Русской Православной Церкви вообще, нет и тем более достаточного количества профессиональных педагогов-священников, которые могли бы преподавать ОПК.
На каждом священнике и так огромное количество забот: и это не только первейшая обязанность совершать богослужения, но и социальная работа, и воскресные школы, и детские лагеря, и патриотическое воспитание, и общение с администрацией, и строительство, и многое другое.
При столь интенсивной нагрузке священник просто не сможет успевать готовиться к занятиям.
А приходить на урок неподготовленным — недопустимо.

— То есть кадровый ресурс, который может предложить Церковь для преподавания ОПК в школах, — это не священники, а миряне с богословским или религиоведческим образованием?
— Не обязательно богословским или религиоведческим.
Это может быть человек с высшим светским педагогическим образованием, но вовлеченный по образу своей жизни в православную среду.
Безусловно, и просто грамотный педагог, если даже он никогда не заходил в церковь, может провести урок.
Но когда преподаватель говорит от сердца — это совершенно другое. Когда он через личный опыт рассуждает об иконописи или живописи, поэзии или произведениях музыкального жанра — это совершенно другое.
И поэтому мы очень надеемся, что те педагоги, которые пойдут в классы, будут понимать изнутри, что такое Православие.
В то же время, если говорить о мирянах-богословах, у нас есть замечательные учебные заведения — Московская духовная академия, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный институт и другие, которые готовы выпускать специалистов, способных преподавать в школе.
Однако и это не тот ресурс, на который мы расчитываем сейчас, в момент начала эксперимента по преподаванию, потому что даже эти институты не в состоянии обеспечить достаточно преподавателей, которые в апреле войдут в классы.

— Где же тогда брать преподавателей?
— В самих школах.
Это педагоги, преподающие литературу, русский язык, историю, обществоведение.
Они в состоянии совершенно спокойно пройти дополнительную подготовку и преподавать ОПК.
Кроме того, для них это еще и дополнительный заработок, что тоже является неким стимулом успешно овладеть новой специальностью.
Мы об этом как-то часто забываем, но это так, ведь любой труд должен оплачиваться. В этом смысле нехватки кадров нет.

А вот где необходим священник — так это на курсах повышения квалификации преподавателей.
Там читать курс лекций для педагогов, которые потом пойдут вести ОПК, конечно же, должны люди, которые предмет знают изнутри.
Это не должен быть светский религиовед, которому все равно, о чем читать: о Православии, буддизме и так далее.
Поэтому мы отстаиваем мнение, что на курсах повышения квалификации предметную часть, составляющую основы православной культуры, должны читать священнослужители.

— Вы сказали, что преподавателю ОПК, чтобы говорить от сердца, нужно быть вовлеченным в православную среду.
Возникает вопрос: достаточно ли среди школьных педагогов воцерковленных людей?
— Такие люди есть, и их немало.
Конкретные статистические исследования мы не проводили, но практика жизни показывает, что воцерковленных преподавателей достаточно.
Но здесь нужно быть очень внимательным.
Воцерковление — это не формализованное понятие, его крайне затруднительно измерить, подсчитать и потом на его основе создать критерий, кому можно преподавать, а кому нет.
Одна крайность — это когда педагог, которому в принципе все равно, кто такой Христос, преподает ОПК. Это путь в никуда.
Хотя, конечно, возможна ситуация, когда человек и невоцерковленный, но просто порядочный начинает преподавать духовно-нравственную дисциплину: он погружается в тему, что-то для себя узнает, что-то чувствует, размышляет: «Мне надо вот об этом еще почитать, вот это посмотреть».
И так может начаться процесс его воцерковления.

Другая же крайность — когда преподавать ОПК приходят те, кого мы называем «клинически воцерковленными».
Это сущая беда. Такие люди, однажды придя к вере, стали ходить в церковь, потом прослушали какие-нибудь курсы — и изменили свою жизнь весьма своеобразно: закутали себя с ног до головы во все черное, надвинули «на глаза платочек» и решили идти рассказывать детям о том, что все в жизни — грех, возможно, исходя из своего печального доцерковного опыта.
Вероятно, их личная жизненная мотивация оправданна, но к детям их подпускать нельзя.

В курсе «основы духовно-нравственной культуры и светской этики» крайне важна воспитательная составляющая на основе тех знаний, которые ребенок получает в школе, и воспитать человека невозможно, если лишаешь его свободы.
А методы «клинически воцерковленных» людей — именно такие. После них ребенок на всю жизнь будет считать Церковь тюрьмой и казармой.
Условие нормального воспитания — свобода и ответственность. Свобода без ответственности — это распущенность, а ответственность без свободы — рабство.
Потому мы должны научить ребенка делать свободный выбор, помня о собственной ответственности.
Именно такая задача стоит перед Церковью и школой сегодня.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Фев 05, 2010 2:09 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Поймут ли дети?

— Как воспитательная составляющая будет реализовываться?
— На конкретных исторических примерах.
«Основы духовно-нравственной культуры и светской этики» — предмет культурологический, а не религиозный.
Основные религиозные понятия введены в него для того, чтобы человек мог правильно ориентироваться в собственной культуре.
А в культуре есть образцы нравственности.
Причем это не только жития святых.
Это и подвиги наших соотечественников, вдохновленных на освобождение своей страны от иноземцев.
Чем защитники вдохновляются? Внутренними побуждениями.
Здесь мы говорим о любви к родине. Или, например, откуда в человеке любовь к природе и как это сочетается с православным мировоззрением?
Здесь мы рассказываем, что человек — сотворец, что в нем есть творческое начало.
Мне кажется, что о таких вещах говорить с детьми просто необходимо.

— А не слишком ли сложно для детей 4–5-х классов рассуждать о том, что человек — сотворец?
И шире: не станут для этих детей слова «духовная культура» красивой и сложной абстракцией, от которой в реальном мировосприятии ничего в силу возраста не изменится?
— Такая опасность есть, но не случайно, когда концепция учебного пособия по ОПК только обсуждалась, Святейший Патриарх Кирилл особо подчеркивал, что пособие должно быть обращено прежде всего к сердцу ребенка.
Чтобы не просто давалась информация, но чтобы школьник мог ту или иную ситуацию на себя спроецировать и прожить.
Нынешний учебник этому критерию соответствует.
А кроме того, он создавался профессиональными людьми — психологами, педагогами, методистами — и адаптирован к тому возрасту, на который рассчитан.
То есть последняя четверть четвертого класса и первая четверть пятого.
И весь тот материал, который будет даваться на уроках, подобран с учетом программ других предметов, которые школьник в это время изучает.
Например, в рабочей версии учебника ОПК для четвертого класса вскользь упоминались египетские пирамиды.
Но по истории эту тему дети проходят только в пятом классе, поэтому решили текст нашего пособия подкорректировать и пирамиды оттуда убрать.
Это частный пример, но тем не менее показательный: корреляция касается даже мелочей.

Есть еще один интересный момент: появление нашего учебника создает предпосылки для корректировки учебников и по другим предметам, скажем, по истории, литературе, биологии.
Ведь если мы стремимся сформировать в школьнике мировоззрение, то должны и в других курсах говорить не только о естественнонаучной картине мира, но и о духовно-религиозной.

— А как конкретно проявится то, что учебник будет обращен именно к сердцу ребенка?
— Например, говоря о иконе Богоматери, возможно сказать не только о художественной ценности иконы, что, конечно же, важно, но и поговорить о матери.
И ребенок сразу подумает о себе и своей маме. А через это возможно перейти и к обсуждению взаимоотношений в семье в целом…

Однажды Святейшего Патриарха Кирилла спросили: «Как убедить людей в том, что нужно изучать ОПК»?
Он ответил: «Спросите у родителей, хотят ли они, чтобы в старости дети о них заботились, а не сдали в дом престарелых?
Если хотят, тогда пусть их дети начинают изучать курс «основы православной культуры».

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Пт Фев 19, 2010 10:39 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

В марте в школы поступят учебники "Основы религиозной культуры"

Учебники по курсу "Основы религиозной культуры и светской этики" уже в ближайшее время отправят в типографию, тираж будет готов 10 марта и затем новые пособия поступят в регионы, участвующие в эксперименте, сообщил гендиректор издательства "Просвещение" Александр Кондаков.

10 дней назад подготовленные учебники были направлены на экспертизу в Российскую академию наук, и сегодня получено заключение на последний учебник.

Учебники разрабатывались с участием представителей всех основных конфессий, по ним проводилась не только научная, но и психолого-педагогическая экспертиза.

Курс "Основы религиозной культуры и светской этики" будет преподаваться в рамках эксперимента в 19-ти субъектах РФ с IV четверти текущего учебного года.

Он делится на шесть вариантов, любой из которых может быть выбран учениками: основы исламской культуры, основы буддисткой культуры, основы православной культуры, основы иудейской культуры, основы мировых религиозных культур и светская этика.

По каждой из этих разновидностей курса будут готовиться педагоги.

metro

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Фев 25, 2010 6:04 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

ОПК: КАК В СВЕТСКОЙ ШКОЛЕ РАССКАЗЫВАЮТ О БОГЕ?

Image

В апреле этого года стартует двухлетний эксперимент: школы в 19 регионах России впишут в свое расписание обязательный курс для 4–5-х классов, посвященный одной из традиционных религий или светской этике.
Значит, курс «Основ православной культуры» имеет все шансы попасть в сетку уроков.
А что же и как рассказывают о Православии 10-летним детям в обычной светской школе?

Предмет «Основы православной культуры» последние лет десять находится в центре не умолкающих дискуссий: спорят о неподготовленности кадров и путанице в программах, об опасности воспитания нетерпимости в детях и о возможности навязывания Православия в условиях многоконфессиональности.
С этого года, по крайней мере, один острый вопрос фактически снят: выбор действительно будет.
ОПК — один из пяти альтернативных курсов, среди которых есть и светская этика.
В том или ином виде его уже давно и успешно преподают: как факультатив он появился в некоторых российских школах с начала 2000-х годов.
Так что речь идет вовсе не о закрытых уроках или секретных учебных программах. И узнать, что же читается детям «под видом ОПК», можно без особых проблем. Пользуясь этим, мы отправились на урок в одну из подмосковных школ.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Фев 25, 2010 6:06 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Откуда пошло хамство?

В школе № 17 подмосковного поселка Салтыковка читается авторский курс ОПК — с 2005 года в 3–5-х классах этот предмет преподает его автор Ольга Трунина, выпускница Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.
Кстати, она принимала участие в работе и над учебником, который пишется под руководством протодиакона Андрея Кураева: пригодились опробованные за пять лет преподавания практические задания.
С ней мы отправляемся к третьеклашкам, на последний в 2009 году урок ОПК.

Первое наблюдение готово еще до того, как прозвенел звонок: по крайней мере, в этой школе знакомиться с религиозной культурой уж точно никто никого не принуждает.
В коридоре стоят несколько мам (как нам объяснила Ольга Константиновна, это последователи «Свидетели Иеговы»), которые ждут, пока их ребятишки соберут рюкзаки.
Они просто не хотят, чтобы их дети изучали «Основы православной культуры».

Урок — открытый для родителей. В качестве наблюдателей здесь побывали все колеблющиеся в своем решении взрослые.
В кабинет слетается примерно два десятка детишек, звенит звонок, урок начинается.
«Неделю назад были сильные морозы, — объясняет детям Ольга Константиновна, — и не все смогли быть на занятиях. Поэтому давайте расскажем отсутствовавшим, о чем мы говорили в прошлый раз». Учитель начинает с вопросов, и это вызывает у третьеклашек полный восторг: лес рук, опережая один другого, дети отвечают наперебой, иногда чуть ли не хором!
Наблюдая это, понимаешь, что не стоит спешить и пускаться в сравнения, где степень заинтересованности больше: на предметах «русский язык», «труд» или «основы православной культуры»?
Здесь любопытство действительно проявляется бурно, что во многом, безусловно, заслуга учителя.

Предыдущая тема — события в семье Ноя, последовавшие за всемирным потопом.
Совместными усилиями ветхозаветная история обретает очертания. «Что сделал Хам? Почему так произошло? Чем эта история поучительна для нас?» — проверяет третьеклашек Ольга Константиновна.
Дети отвечают пусть и не всегда верно, но с большой охотой.

Постепенно становится понятным, что в этом курсе для начальной школы изучаются вещи, которых по большому счету стыдно не знать образованному человеку.
К примеру, не всякий из нас объяснит, почему от имени сына Ноя пошло слово «хамство»; не всякий подозревает, что выражениям «нет пророка в своем отечестве», «метать бисер перед свиньями», «все тайное становится явным» мы обязаны Библии. и мало кто ответит на вопрос о происхождении таких идиом, как «камень преткновения», «краеугольный камень», «соль земли», и объяснит, к чему и к кому эти определения относились.
Поэтому вряд ли я ошибусь, если скажу, что после курса ОПК за этими расхожими крылатыми выражениями для ребят будет стоять уже нечто большее, чем просто меткая фраза.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Фев 25, 2010 6:09 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Забудет голова — не забудет сердце

Image

Урок продолжается.
Начинаю вспоминать, что и у нас в начальной школе в свое время была «Священная история» как экспериментальный предмет...
Нет, все-таки «вспоминаю» — слишком громкое слово, потому что вся эта «Священная история» с волхвами, пастухами, Адамом и Евой, Каином и Авелем начисто стерлась из детской памяти почти сразу после окончания того курса.
Как говорится, в одно ухо влетело...
Неужели и здесь будет такая же история?
Фактологический материал в лучшем случае запомнится как собрание мифов?
Эти мои размышления прерываются вопросом Ольги Константиновны:
— О. К.: Что сделал Хам?
— Дети: Хам увидел отца, который выпил вина и опьянел, и позвал своих братьев, чтобы они посмотрели и посмеялись.
— О. К.: Посмотрели на это неблаговидное положение отца?! Вместо того, чтобы сделать чтó?
— Дети: Накрыть его!
— О. К.: Накрыть его в таком состоянии. Каждый знает: когда видишь, что другой делает что-то кажущееся постыдным, то не надо кричать: «Эй, смотрите, что он вытворяет! Давайте вместе посмеемся!» А что человек должен сделать?
— Дети: Он должен промолчать, он должен прикрыть того человека.
— О. К.: То есть как-то помочь ему исправить этот неблаговидный поступок, так? Значит, для нас эта история поучительна тем, что надо помогать человеку исправить свое положение, не осуждая его и не крича на всех углах о чужом поступке, верно?

Вот вам и «собрание мифов»! И ответ на мой вопрос.
Пусть имена и детали сюжетов забудутся, но если история из Библии когда-нибудь окажется напрямую связанной с реальной жизнью, с вопросами совести, если коснется ребенка (будущего взрослого) лично и глубоко, то, быть может, она всплывет?
И даже если не из памяти, то хотя бы из сердца.
Разве этого мало? А может, запомнится уроком, из нее извлеченным?

Преподаватель ОПК, за работой которого я наблюдала, еще не раз укажет детям на эту связь между Библией и жизнью.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Фев 25, 2010 6:11 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Зачем праздновать чей-то 2010-й день рождения?

Image

День, когда мы оказались к школе № 17, был предпоследним перед рождественскими каникулами.
И речь на уроке, конечно, заходит о Рождестве.

С чего тут начать? Тех, кто никогда и ничего не слышал о рождественской истории все-таки очень мало.
Слишком хорошо эта история известна.
Родился в этот день в далекой Палестине Иисус Христос…
Но как это относится к нашей с вами жизни?
Как относится к нашей жизни Новый год — с этим вопросом у школьников все в порядке.
Гораздо важнее и труднее объяснить, почему день рождения Христа должен тронуть ребенка сильнее, чем новогодняя ночь, в которую Вася или Маша получат подарки и наедятся сладостей.
— О. К.: Как вы думаете, может ли вся наша родная Салтыковка начать летоисчисление от вашего дня рождения?
— Дети: Нет.
— О. К.: Хорошо, а от дня рождения какого-нибудь президента? Или другого известного человека?
Представьте, что завтра вся наша страна принимает летоисчисление от дня рождения какой-нибудь знаменитости и начинает считать, что сейчас к примеру, 41-й год.
— Дети: Нет, потому что это один человек!
— О. К.: А что такое сделал Иисус Христос, из-за чего все люди на земле начали новое летоисчисление от Его дня рождения?
— Мальчик: Он всех пожалел…

Я услышала это и подумала: как, по сути, прав этот ребенок!
Но вот реакция класса на ответ оказалась совсем не такой сочувствующей: раздается пара смешков — ясно, что мальчуган ответил не по шаблону, а потому одноклассники уже готовы посмеяться над его «самодеятельностью».
Но, к их удивлению, Ольга Константиновна его подбадривает:
— О. К.: Это очень близко к правде! Только помогите: как точнее ответить?
— Дети: Он научил людей.
— О. К.: Верно. А чему научил?
— Дети: Он научил людей любить...
Думаю, если дети вынесут из всего урока только одну эту мысль, это будет уже немало:
любить, оказывается, надо учиться; а еще это то, ради чего можно начать новую эру.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Фев 25, 2010 6:15 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Недетское чтение

С начала занятия на учительском столе стоит несколько картонных коробок — пора открыть их тайну.
«Это Новый Завет, который мы сейчас в первый раз с вами будем читать», — объясняет Ольга Константиновна.
Она просит, чтобы несколько человек помогли раздать книги: две трети класса немедленно срываются со своих мест ради этого благого дела!

Мое воображение уже нарисовало знакомую с детства толстую, голубого цвета книжку с изображением Рождества Христова на обложке — «детскую» Библию.
Ничего подобного! Когда-то для меня стало большим открытием существование еще и «взрослой» Библии; но если подобное открытие и произошло у этих детей, то случилось оно гораздо раньше.
На школьных партах оказываются обыкновенные синодальные переводы Нового Завета — та самая «взрослая» Библия.
Ольга Константиновна объясняет, что это за книга и как ее читать: «Видите, текст списком идет, и каждая циферка обозначает один стих. Мы с вами будем потом читать по очереди, каждый по стиху, от одной циферки до другой».
На этот раз она сама читает вслух, останавливаясь на непонятных местах.
— О. К.: «Когда же они были там, пришло время родить Ей; и родила Сына своего Первенца и спеленала Его и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице». Что такое ясли?
— Дети: Это кормушка для животных.
— О. К.: Да, правильно. Но выбрала бы современная беременная женщина такое место для своего ребенка?
— Дети: Нет.
— О. К.: А какое бы она выбрала место?
— Дети: Самое лучшее!
— О. К.: Самое лучшее место: роддом хороший или уж на худой конец просто дом.
А тут не оказалось места в гостинице, и Господь рождается не во дворце, не в доме, а в пещере, куда пастухи загоняли свой скот в непогоду.
И кладут Его не в самую лучшую детскую кроватку, а в обычное корыто.
Какой пример Господь показывает своим рождением для каждого из нас?
Нужно ли выбирать для себя любой ценой самое лучшее место? Нужно ли расталкивать всех локтями, чтобы лучшее место занять?
— Дети: Нет.
— О. К.: Это качество, которое показал Господь, называется словом «смирение».
Это слово практически незнакомо современным людям, потому что нам говорят: все должны быть гордыми, самоуверенными, даже нахальными.
Если ты недостаточно самоуверенный и пробивной, то ты уже вроде как какой-то не такой, как надо!
Но вот смотрите: Иисус Христос показал, каким должен быть человек на самом деле — смиренным.

На доске появляется репродукция картины К. В. Лебедева «Рождество Христово», затем иконы с тем же сюжетом.
Начинают сыпаться детские вопросы: «А что это за старичок внизу?», «Это младенца Христа крестят, да?»

Разговор заходит об иконах, о разнице между иконой и картиной. Ольга Константиновна объясняет: на одной иконе могут быть изображено сразу несколько событий, имевших место в разное время; старичок — это демон, который искушает Иосифа злыми помыслами; и младенца Христа вовсе не крестят, а обмывают, как любого новорожденного ребеночка; крещен Он будет уже взрослым.
«Мы с вами еще будем подробно говорить об иконах», — обещает она.
Недаром в «кураевском» учебнике иконам отведена целая глава. Такие темы — terra incognita для самих педагогов, и это действительно серьезная проблема.
Как обычный школьный учитель будет рассказывать детям о православной культуре, с которой сам знаком поверхностно? Богословов в школе нет, и наш сегодняшний пример — все-таки исключение из правил.
А двухнедельные курсы повышения квалификации — разве их достаточно?

Вполне «советская» истина

Остается последний штрих — увязать евангельскую историю с современной жизнью. И вот тут настает «момент истины»...
Ничего, по-моему, удивительного в том, что истина эта еще вполне «советская»:
— О. К.: Теперь подумайте: нам никто не запрещает сегодня праздновать Рождество Христово, как это было раньше, — помните, я вам рассказывала? А мы его празднуем?
— Дети: Да!
— О. К.: А какой мы праздник больше ждем? Новый год или Рождество?
— Дети: Новый год!
Единодушный ответ.
Верующим родителям, возможно, было бы грустно его услышать. Действительно, Новый год по-прежнему воспринимается как главный зимний праздник, и вряд ли попытки насильно изменить это положение вещей в ближайшем будущем увенчаются успехом.
Главная же задача перед учителем сейчас — объяснить смысл, который скрывается за этим событием — Рождество — и праздником, отошедшим в двадцатом веке на второй план.
А дальше пусть дети размышляют сами.
За проявление детской любви к Новому году не следует никаких санкций: никакой негативной реакции со стороны учительницы, никаких восклицаний вроде
«Ну что вы говорите, дети, да чему ж я вас учила?!»
Разве что еще раз педагог призывает: подумайте, разберитесь. Справедливо ли игнорировать Рождество, подменять его чем-то другим?
Хорошо ли на чужой день рождения ждать подарков лишь для себя?
И почему в этот день особенно много людей идет в храм?

Вдумываюсь в эти простые вопросы и понимаю, что бессмысленные для многих взрослых «благочестивые традиции» здесь, на уроке, начинают обретать для детей совершенно иной смысл, что непонятные сюжеты в произведениях искусства (будь то живопись, музыка, литература) со временем станут понятнее и ясней.

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Зорин Виктор
генерал-фельдмаршал


Зарегистрирован: 06.01.2009
Сообщения: 2240
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Фев 25, 2010 6:17 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Будут ли в школе посты и молитвы?

Урок заканчивается, и в последние десять минут дети мастерят бумажных ангелов для новогодней (или рождественской?) елки — все-таки праздники на носу!
И тут на меня нападает скепсис: всемирный потоп, Ной, его сын Хам, Вифлеемская звезда, ангелы...
А разве не то же самое в воскресной школе преподают?
Ведь получается, что эта конкретная программа по ОПК — фактически погружение в события Ветхого и Нового Заветов, правда, с анализом нравственного содержания и его актуализацией на современных примерах.

В коридоре, уже выйдя из класса, задаю мучавший меня вопрос Ольге Константиновне.
«Отличие от урока в воскресной школе или от проповеди принципиальное, — с некоторым даже удивлением отвечает она. — У нас никто не призывает молиться или поститься, идти на Исповедь и приступать к Причастию.
Я рассказываю детям о том, во что верят православные христиане, к которым причисляет себя подавляющее большинство наших сограждан».

Уходя из класса, мысленно сопоставляю увиденное и услышанное с тем потоком мнений, который приходилось читать в интернет-блогах и СМИ.
Нельзя сказать, что высказанные там опасения беспочвенны — не бывает дыма без огня.
Взглянем на вещи реальнее: действительно, педагогов, вкладывающих душу в преподавание своего предмета, не может быть много.
Будут и те, которые постараются свести Библию к собранию мифов (сделали же в советской школе мифологическим героем Илью Муромца); и те, кто подойдет к предмету формально, а преподавать будет скучно.
Такие вещи трудно проконтролировать, как и не отследишь работу учителей любого другого предмета.
Да и в рассуждениях о преподавательском составе можно зайти очень далеко, а главное — не туда.

Как минимум, сегодня уже точно можно рассчитывать на две вещи.
Во-первых, на единую программу: на протяжении двух лет эксперимента у детей в 19 регионах России будет один утвержденный учебник по каждому из шести курсов.
Во-вторых, на то, что за родителями останется право выбрать, на какой из пяти экспериментальных курсов отправить своего ребенка.

Безусловно, говорить о результатах более чем преждевременно, но, как мне кажется, уроки ОПК уже сейчас привносят в школу этическую составляющую.
Вряд ли кто-то сомневается, что разговор о добре и зле, о правильности и ошибочности поступков важен.
И он действительно небесполезен для современного ребенка, молодого человека, живущего в мире, который почти утратил морально-нравственные ориентиры.
И в школе он так же необходим, как в семье.
Но даже если опустить этот житейский аспект и обратиться к вопросу об изучении ОПК сугубо культурологически, то следует спросить: разве вредно нашим детям знать о духовных истоках собственной культуры и своей страны?
А что, как не ключ к этой истории и культуре, они получают?

Понимать, что нельзя хохотать над чужой ошибкой, знать, что это за «Отче наш» читает Герда из «Снежной королевы», или отчего сейчас 2010-й, а не какой-то другой год…
Может быть, все-таки это не менее важно для детей, чем знания строения инфузории-туфельки или формул окисления металлов?

ПОСАШКО Валерия

_________________
Русские своих не бросают
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
AnnaVer
рядовой


Зарегистрирован: 30.09.2017
Сообщения: 21

СообщениеДобавлено: Ср Окт 04, 2017 12:12 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Уроки религии,это нравственное воспитание наших детей.Да зернышко Веры,явно у деток будет закинуто.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB