Список форумов belrussia.ru  
 На сайт  • FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Николай II- последний правитель Российской Империи Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6708
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 15, 2019 10:24 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Кривописание. Реформа русской орфографии по лекалам либералов и большевиков

Александр Гончаров.

Для любого народа язык является способом заявить о самом себе миру. Язык является хранителем традиций, и от него зависит существование самобытной народной культуры. Русский язык отнюдь не является исключением. Кроме того, он принадлежит к уникальной «кириллической цивилизации», создавшей свою особую письменность, которая позволяет выразить великие сокровенные смыслы.

Орфография – это не просто форма письменного выражения языка, это – живое и плодоносящее древо в его саду. Если происходит порча орфографии, то с неизбежностью наносится удар и по языку вообще. Так называемая реформа русской орфографии, проведенная в 1917—1918 гг. революционным правительством, по сути, являлась языковым членовредительством. Проводилась она поспешно, и в основе ее лежали причины чисто политического, тактического свойства. Навеяна же она не потребностями нормального языкового развития, но тем, что в сотый раз Россию и русский язык попытались подстроить под стандарты нерусские, «прогрессивные» и откровенно русофобские.


А. В. Луначарский

Реформа была запущена двумя декретами советской власти, причем первый декрет от 23 декабря 1917 года за подписью народного комиссара по просвещению А. В. Луначарского был издан раньше декрета о переходе на григорианский календарь. То есть, реформа правописания показалась большевикам чрезвычайно важной как способ отрыва революционной России от русской истории и русского языка. В декрете говорилось следующее:

Исключить букву «ѣ» с последовательною заменою ее через «е» (колено, вера, семя, в избе, кроме).
Исключить букву «ѳ» с заменою ее через «ф» (Фома, Афанасий, фимиам, кафедра).
Исключить букву «ъ» в конце слов и частей сложных слов (хлеб, посол, меч, контр-адмирал), но сохранить ее в середине слов в значении отделительного знака (съемка, разъяснить, адъютант).
Исключить букву «і» с заменою её через «и» (учение, Россия, пиявка, Иоанн, высокий).
Признать желательным, но необязательным употребление буквы «ё» (пёс, вёл, всё).
Писать приставки (из, воз, раз, роз, низ, без, чрез, через) перед гласными и звонкими согласными с «з», но заменять «з» буквой «с» перед глухими согласными, в том числе и перед «с» (извините, воззвание, низвергать, безвольный, чрезвычайно, — исправить, воспитать, всхожие семена, расстаться, роспись, ниспосланный, бесполезно, чересполосица, чересседельник).
Писать в род. пад. прилагательных, причастий и местоимений — ого, его, вместо аго, яго (доброго, пятого, которого, синего, свежего).
Писать в имен. и вин. пад. мн. женск. и ср. рода прилагательных, причастий и местоимений ые, ие, вместо ыя, ія (добрые, старые, синие, какие).
Писать они, вместо оне, в имен. пад. мн. ч. женского рода.
Писать в женском роде одни, одним, одних, одними, вместо одне, однехъ, однемъ, однеми.
Писать в род. пад. ед. ч. местоимения личного женск. рода ее (или её), вместо ея.
При переносе слов ограничиться следующими правилами: согласная (одна или последняя в группе согласных) непосредственно перед гласной не должна быть отделяема от этой гласной. Равным образом, группа согласных в начале слов не отделяется от гласной. Буква «й» перед согласной не должна быть отделяема от предшествующей гласной. Также конечная согласная, конечное «й» и группа согласных на конце слова не могут быть отделяемы от предшествующей гласной. При переносе слов, имеющих приставки, нельзя переносить в следующую строку согласную в конце приставки, если эта согласная перед согласной, наприм., надлежит переносить под-ходить, а не по-дходить, раз-вязать, а не ра-звязать.
Допустить слитное и раздельное написание в наречиях, составленных из сложения существительных, прилагательных и числительных с предлогами (встороне и в стороне, втечение и в течение, сверху и с верху, вдвое и в двое).
Но окончательно новая орфография вводилась декретом советской власти от 10 октября 1918 года.

Над русским языком было совершено обыкновенное насилие. Правда, о том, что он произойдет, можно было предполагать задолго до революции 1917 года. Дело в том, что орфографическая реформа начала подготавливаться еще с 1901 года. Особую роль в ней играло настраивание общества на реформу. За упрощение русской орфографии агитировали либеральные ученые и педагоги, в большинстве своем работавшие в университетах, но не в гимназиях и начальных школах. Идея реформы, продвигаемая ими, заключалась в отрыве русского языка от церковнославянского, языка богослужений Русской Православной церкви.

За реформу орфографии агитировали люди, не являвшиеся сторонниками православия и самодержавия. То есть, изначально под реформу закладывался политический и антирелигиозный подтекст. По сути, реформу-то и реформой назвать нельзя, ибо краеугольным камнем ее являлось упрощение русского правописания, причем сторонники этого упрощения как-то избегали обращать внимание, скажем, на английский или французский языки, где орфография далеко не всегда соответствовала и соответствует фонетике.

В 1904 году была создана при Академии наук комиссия по вопросу о русском правописании. Впрочем, изначально не предполагалось заниматься только упрощением орфографии, но вместо упорядочения орфографии комиссия как раз-то и занялась упрощением. Основный скрипки в комиссии играли академики А. А. Шахматов, Ф. Ф. Фортунатов, Ф. Е. Корш и приват-доцент П. Н. Сакулин. В комиссию также входил академик А. И. Соболевский, которого почему-то постоянно запихивают в разряд сторонников реформы, где упрощение орфографии напрочь заменило все другие идеи. Однако, именно Соболевскому принадлежит следующая фраза: «Воплям ленивых учеников и плохих преподавателей не следует придавать большого значения».

Под реформу подводилось следующее основание, мол, упрощение должно помочь ликвидации безграмотности. Об этом, например, прямо заявлял господин Сакулин.

Надо отметить, что оправдание является чисто лукавым. И без всякой реформы ликвидация безграмотности шла вполне успешно. Например, в 1900 году среди призывников Российской империи грамотных было 49%, в 1913 году – уже 73%. Проблемой безграмотности царское правительство занималось вполне серьезно. На народное образование в 1903 г. было отпущено 39 353 000 золотых рублей, а в 1914 – 161 630 000 золотых рублей. На церковно-приходские школы и школы грамоты в 1909 году отпускалось 10 065 509 золотых рублей, а в 1915 – 21 869 479 рублей. Стремительно росло и количество школ, причем была поставлена задача географической доступности их (радиус – 3 версты).

Проблема безграмотности в России зависела отнюдь не от сложной орфографии, но от географических и демографических причин, в первую голову. Любопытно, что земства, проводя переписи грамотных и неграмотных в уездах, крестьян, знавших церковнославянский язык, но не современный русский, относили к числу безграмотных, а русская орфография дореформенного типа, в большей степени, соответствовала орфографии церковнославянского языка, и борьба за реформу гражданского русского правописания одновременно разворачивалась с борьбой против преподавания церковнославянского языка в школах
Комиссия подготовила проект реформы, но он не был поддержан. Тогда работа над проектом все равно была продолжена, и окончательно его сформировали к 1912 году. Академик Шахматов проявлял особое усердие в проталкивании проекта. А. А. Шахматов – это, безусловно, выдающийся русский филолог, лингвист и историк. Но в продвижении проекта он вряд ли руководствовался своими научными изысканиями. Дело в том, что Шахматов поддерживал украинофилов, давал положительные рецензии на грамматики новосочиненного украинского языка, а в политическом плане ориентировался на кадетов. В подготовке реформы русской орфографии в Шахматове сказался не ученый, а либеральный политик. Это печально, но об этом надо сказать.

Буквально сразу же после Февральской революции деятельность по реформе орфографии возобновилась. 11 (24) мая 1917 года состоялось совещание по поводу реформы. Председателем его стал академик А. А. Шахматов. Итогом стало «Постановление Совещания по вопросу об упрощении русского правописания». И уже 17 мая 1917 года министерство просвещения Временного правительства разослало по школам циркуляр об изменении правописания русского языка в соответствии с рекомендациями упомянутого совещания.

Новый алфавит получил ироническое название «мануйлицы» (по фамилии министра просвещения А. А. Мануйлова). Большевистская реформа правописания, на самом деле, упростив орфографию, нарушила смысловые пласты русского языка. Подход к языку как к механизму, а не организму, в полной мере роднит и либералов, и большевиков.

Собственно, реформа явилась отражением механистического подхода и к обществу, и к людям, и к культуре. Иван Ильин, критикуя новое правописание, назвал его «кривописанием». Причем, от этого «кривописания» крупные русские ученые открещивались, и не только А. И. Соболевский и Ф. Е. Корш, но и сам академик Шахматов. Поддержку новая орфография получила только у революционеров-мракобесов и новых советских «ученых». Реформа, являвшаяся обычным упрощением, не могла положительно сказаться на развитии культуры.

Полностью на: https://rusorel.info/krivopisanie-reforma-russkoj-orfografii-ot-liberalov-i-bolshevikov/

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Дроздовский
Администратор


Зарегистрирован: 21.02.2009
Сообщения: 6708
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 16, 2019 6:04 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

И глупость, и измена

Александр Музафаров.

14 ноября 1916 года лидер кадетов П. Милюков на открытии осенней сессии Думы произнес свою знаменитую речь: «Что это? Глупость или измена?»

Описывая предысторию революции 1917 года, редкий автор не упомянет речь, которую произнес в Государственной Думе Российской Империи глава фракции кадетов Паве Николаевич Милюков. Ее главный рефрен – «глупость или измена»? – стал нарицательным. Эту речь часто называют «спусковым крючком революции», но, к сожалению, ее непосредственное содержание подробно рассматривают редко, а в соотнесении с историческим контекстом - и того реже. Между тем и содержание речи, и обстоятельства, приведшие к ее произнесению, весьма важны для понимания политической ситуации в России накануне февральского переворота. Попробуем взглянуть на них внимательно.

Павел Николаевич Милюков был типичным русским либералом. Окончил Императорский московский университет, был оставлен для подготовки к профессорскому званию, но оного звания так и не получил, остался лишь приват-доцентом. Как ученый он избегал узкой специализации, а потому и не смог получить докторскую степень, как писал о нем современник:

Необыкновенная широта его научных интересов. Археология, этнография, лингвистика, история хозяйства, социального быта, политических учреждений и политической мысли, история культуры в тесном смысле этого слова, история церкви, школы и науки, литературы, искусства, философии — все это привлекало внимание Милюкова и останавливало на себе его пытливый взгляд исследователя, все эти далеко стоящие один от другого ряды явлений подвергал он своему анализу. И, надо прибавить, во всех этих областях он являлся не случайным гостем, а хозяином, всюду охватывал все, что сделано было исторической наукой до него, и стоял на высоте современных её достижений.

То есть, Павел Николаевич был, говоря современным языком, популяризатором, а не ученым. Либеральные убеждения привели его в круги земской оппозиции, а после событий 1905 года популярный оратор возглавил свежеобразованную Конституционно-Демократическую партию России (Кадетов).

Революционером сам Милюков не был, но душою всегда сочувствовал именно им, а не властям. Власти, с его точки зрения, не давали пути для широкого развития России в мирное время, и плохо воевали в военное. В отличие от нынешних сторонников либеральных идей, лидер кадетов миролюбием не отличался. За громкие требования (с думской трибуны) завоевания черноморских проливов газеты прозвали его «Милюков-Дарданельский.

Вот и 1 ноября 1916 года, выйдя на думскую трибуну, он начал критиковать власть, за то, что она по сию пору не выиграла войну:

Мы потеряли веру в то, что эта власть может нас привести к победе, ибо по отношению к этой власти и попытки исправления, и попытки улучшения, которые мы тут предпринимали, не оказались удачными.

Во французской желтой книге был опубликован германский документ, в котором преподавались правила, как дезорганизовать неприятельскую страну, как создать в ней брожение и беспорядки. Господа, если бы наше правительство хотело намеренно поставить перед собой эту задачу, или если бы германцы захотели употребить на это свои средства, средства влияния или средства подкупа, то ничего лучшего они не могли сделать, как поступать так, как поступало русское правительство.

Далее оратор обрушился с критикой на премьер-министра России Бориса Владимировича Штюрмера. И тут начинается интересное. Казалось бы, для критики нужна конкретика, что не так сделал министр и его подчиненные. А ее нет. Главный аргумент против главы правительства – австрийские(!) и немецкие (!!!) газеты написали, что новый русский премьер-министр вспомнит свою германскую кровь и поможет Германии. Немцев понять можно. К концу 1916 года положение Центральных держав было весьма сложным, а перспективы безрадостными. Верденская мясорубки и Брусиловский прорыв дорого обошлись Берлину и Вене. Сил оставалось все меньше, а союзники, напротив, усиливались. Тут и за соломинку ухватишься, и, чтобы поднять дух населения, напишешь о новом русском министре с немецкой фамилией.

За тем последовало прямое обвинение Бориса Штюрмера в измене:

В Лондоне я наткнулся на прямое заявление, мне сделанное, что с некоторых пор наши враги узнают наши сокровеннейшие секреты и что этого не было во время Сазонова. Прошу извинения, что, сообщая о столь важном факте, я не могу назвать его источника

Т.е. «одна бабка (то есть не бабка а, леди) сказала», что немцы знают «сокровеннейшие секреты» Российской Империи. Возникает вопрос, — а откуда та леди имеет информацию о том, чего знаю или не знают немцы? Джеймс Бонд рассказал? Так он вроде еще не родился….

Но вопрос серьезный. Оратор обвиняет главу правительства не в недостатках, а в государственной измене, не пытаясь даже представить каких-либо доказательств.

А зачем он это делает?

Ответ мы находим чуть ниже по тексту речи. Милюкову стало известно (откуда он отказался отвечать, сославшись на некие московские газеты – т.е. на заборе написано), что в ставку поступила докладная записка, в которой сообщалось о подготовке революции в России.

Кто делает революцию? Вот кто: оказывается, ее делают городской и земский союзы, военно-промышленные комитеты, съезды либеральных организаций. Это самое несомненное проявление грядущей революции. «Левые партии», утверждает записка, «хотят продолжать войну, чтобы в промежуток организоваться и подготовить революцию».

Господа, вы знаете, что, кроме подобной записки, существует целый ряд отдельных записок, которые развивают ту же мысль. Есть обвинительный акт против городской и земской организации, есть и другие обвинительные акты, которые вам известны. Так вот господа, та идефикс революции, грядущей со стороны левых, та идефикс, помешательство на которой обязательно для каждого вступившего члена кабинета, и этой идефикс приносится в жертву все: и высокий национальный порыв на помощь войне, и зачатки русской свободы, и даже прочность отношений к союзникам.

Напомним, что в России существовали партии и группы деятельно использовавшие ослабление государства в условиях войны, чтобы осуществить свои замыслы по осуществлению революции и захвату власти в стране. Правоохранительные структуры Российской Империи вели с ними деятельную борьбу, с момента занятия должности главы правительства опытным чиновником Министерства внутренних дел Борисом Штюрмером, эта борьба усилилась, и революционеры не на шутку забеспокоились. По-видимому, некоторые из секретных докладных Департамента полиции или контрразведки были кем-то переданы лидерам думской оппозиции. Кем? Как мы сейчас знаем, сторонники революции были не только в подпольных ячейках.

Был сам Милюков участником революционного заговора? В последствие он писал в своих мемуарах:

«Не мы (кадеты) на этот путь вступили, и не от нашего согласия это вступление зависело конкретно. Переворот случился не тогда и не так, как мы бы того хотели.»

То есть, хотя к конкретному перевороту 1917 года кадеты вроде как непричастны, но сама идея революции никакого протеста у них не вызывала. Они лишь хотели сделать ее в другое время и как-то по-другому, но ведь хотели.

Во времена Столыпина Дума, в которой заседал все тот же Милюков, отказалась осудить революционный террор как метод. Ведь революционеры убивали людей «во имя светлых идеалов». Теперь они вновь пришли на помощь революции. И совершенно не важно, участвовал ли сам лидер кадетской партии в одном из многочисленных заговоров против власти или был «полезным идиотом», он сделал все, чтобы нанести власти сильнейший удар в критическое для русской истории время.

Милюков и его сторонники требовали «ответственного министерства», т.е. правительства, ответственно не перед Государем, а перед Государственной Думой. Эта мера рассматривалась Николаем II и не отвергалась с ходу. Ради победы над внешним врагом, Государь допускал возможность компромисса с оппозицией. Но сам характер речи, с обвинениями в адрес власти, основанными на слухах и вражеской прессе, делал диалог с думской оппозиций в принципе невозможной.

Милюков часто повторял – что это глупость или измена.

Его речь была глупостью, хотя бы потому, что ставила крест на политических планах и амбициях самого лидера кадетов.

И изменой, поскольку прямо помогала тем, кто стремился уничтожить Россию.

_________________
"У меня с большевиками основное разногласие по аграрному вопросу: они хотят меня в эту землю закопать, а я не хочу чтобы они по ней ходили".

Генерал-майор Михаил Гордеевич Дроздовский.
Посмотреть профильОтправить личное сообщение
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 4
Русская поддержка phpBB